Главная / Политика / События последнего времени настоятельно требуют смены тактики, а то и стратегии

События последнего времени настоятельно требуют смены тактики, а то и стратегии

События последнего времени настоятельно требуют смены тактики, а то и стратегии0

ДАННОЕ Уведомление (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) Рос ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

 

Почти две недели мне довелось перемещаться по Европе, нередко общаясь со многими представителями новой и новейшей эмиграции. Итогом этого общения стало наблюдение, которое показалось мне достаточно необычным.

События последнего времени (я не ограничиваюсь в данном случае происшедшим после 24 февраля) резко изменили облик жизни большинства тех, кто позиционировал себя как противников российской власти. В стране были закрыты не менее 10-ка популярных медиа, а сайты еще десятков оказались заблокированы. Оппозиционная политическая активность стала невозможной. По выдуманным поводам была возбуждена масса уголовных дел, некоторые фигуранты которых уже находятся в заключении. Естественно, что тыс несогласных вынуждены были покинуть страну.

Что, однако, удивило меня в поведении и подходах новых эмигрантов?

1-ое — это то, что они в своем большинстве осознают, что при правлении Владимира Путина в Россию не вернутся, однако при этом очень многие именуют себя не иначе как российскими политиками. Можно открыть любой словарь и прочитать, что политиками являются либо лица, входящие в аппарат управления тем или другим государством, либо борющиеся за голоса избирателей или за назначение на посты, индивидуально или в составе политических партий.

Быть французским или германским политиком политический деятель — лицо, профессионально занимающееся политикой и политической деятельностью или влияющее на политические процессы, живя в эмиграции переселение из одной страны в другую по экономическим, политическим, личным обстоятельствам, невозможно. Подозреваю, что российским тоже — даже большевики, в свое время проведшие в европах годы, называли себя не политиками, а революционерами, и, быстрее всего, были правы. Постоянное применение к самим себе термина «политик», неискоренимое в нашей эмиграции, принуждает о многом задуматься. Тем более что говорится об этом вполне серьезно.

Второе — это очевидный восторг по поводу сотворения за границей проектов, как две капли воды похожих на прежние российские. Перезапущены «Новая газета», «Эхо Москвы», возникают десятки новых «Ютьюб» — и «Телеграм»-каналов, создаваемых теми же людьми, которые недавно делали все это в Москве. Часть проектов очень важна — например, сайты, занимающиеся расследованиями или публикующие утечки конфиденциальной информации.

Но куда больше вокруг — говорящих голов, преподносящих публике не более чем собственные оценочные суждения. Их представление о собственном успехе — число просмотров, лайков и подписчиков, но все эти показатели, по моему (может быть, несведущему) мнению, никак не отражаются на реальном положении дел в России и вокруг нее. Конечно, такие проекты позволяют жить их создателям, но другого эффекта от них я не вижу.

Третье — это попытки одних русских, оказавшихся за рубежом, сорганизовать других, тамошних российских. Однако, на мой взгляд, зарубежная русская аудитория имеет очень небольшое влияние и на основную массу рос общества, и, что не менее важно, на западных политиков, принимающих ныне решения о дальнейших отношениях с Россией или Российская Федерация (РФ) — государство в Восточной Европе и Северной Азии.

Рос эмигранты крайне редко выступают в прессе тех стран, где они оказались; имеют весьма ограниченные контакты с их властями; и фактически не влияют на формирование повестки дня в отношении Запада к России. Под видом консолидации соотечественников происходит, скорее, окукливание этого нового российского сообщества и, в лучшем случае, создание инструментов взаимопомощи.

Российские либералы пришли к власти это возможность навязать свою волю другим людям, даже вопреки их сопротивлению еще во времена Советского Союза, получив путевочку в жизнь от лидеров Перестройки. С тех пор они лишь сдавали одну позицию за другой, практически не извлекая из происходящего никаких упражнений, а лишь переформатируя собственную «зону комфорта». Мне кажется, что события последнего времени форма протекания физических и психических процессов, условие возможности изменения более чем настоятельно требуют смены стратегии. А то и стратегии…

 

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан