Не пропусти
Главная / Экономика / 2021-й станет для России годом разбитых надежд

2021-й станет для России годом разбитых надежд

2021-й станет для России годом разбитых надежд0

Даже когда наша страна выйдет из ковидного кризиса, ситуация в мировой экономике все равно будет хуже, чем в 2014 году.

Мы вошли в коронавирусный кризис, не выйдя из предыдущего. Русская экономика так и не восстановилась после спада, начавшегося в 2015 году. Ни инвестиции, ни доходы населения и потребление, ни объемы жилищного строительства так и не возвратились к уровню 2014 года, а пандемия запустила новую волну кризиса. Об этом заявила доктор МГУ, директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич на конференции «Русские реалии: государство, социум, гражданское общество», организованной Сахаровским центром, Мемориалом и Левада-Центром.

Индустрия

«Ковид ударил по всем отраслям, хотя сначала это не очень читалось. Мне было понятно, когда весенней порой начался карантин, что будут огромные проблемы у сектора услуг результат, по меньшей мере, одного действия, обязательно осуществлённого при взаимодействии поставщика и потребителя, и, как правило, нематериальна. Но я недооценила влияние пандемии необычайно сильная эпидемия, распространившаяся на территории стран, континентов; высшая степень развития эпидемического процесса на российскую промышленность», — отметила Зубаревич.

По ее словам, когда во всем мире стали вводить связанные с коронавирусной пандемией ограничения, спрос на спецпродукцию российского экспорта упал. Добывающая промышленность с января по октябрь просела на 6,5%. «Индустрии тяжело адаптироваться к резко сжавшемуся спросу. Сильнее всего просели регионы, которые производят либо сырье, либо спецпродукцию первого передела. Мягче проходят кризис регионы обрабатывающей промышленности, за исключением автопрома, где спрос начал сжиматься еще ранее», — отметила Зубаревич.

Итак — промышленный кризис в России есть, резюмирует эксперт. Более того, есть подозрение, что Российская Федерация входит во вторую его волну. «После небольшого улучшения ситуации в августе уже в сентябре спад усилился», — растолковала она.

Инвестиции

Пандемия ударила и по инвестициям размещение капитала с целью получения прибыли, которые так и не восстановились с кризиса 2015 года. «Треть всех инвестиций в РФ сейчас концентрируются в Московской агломерации и Тюменской области. Ковид лишь усугубил стягивание инвестиций в эти две части державы. Куда идут деньги, там и развитие», — отметила Зубаревич.

Строительство

Просевший рынок жилища тоже успел восстановиться только до минус математический символ в виде горизонтальной чёрточки (−). В зависимости от контекста, он может обозначать: двуместный (бинарный) инфиксный оператор вычитания: a − b {displaystyle a-b} (уменьшаемое ставится перед этим знаком, а вычитаемое — после); одноместный (унарный) префиксный оператор взятия противоположного значения относительно операции сложения ( − x {displaystyle -x} ); в этом же унарном смысле знак минуса используется для обозначения отрицательных чисел (например, − 5 8%. Но в 2020 году спад был связан не только лишь и не столько с коронавирусом. Он начался с января, еще до пандемии, потому что в 2019 году люди напокупали жилища, боясь подорожания при введении эскроу-счетов. «Однако к октябрю по рынку жилья мы вышли на минус 1%. Как посчастливилось этого достичь? С сентября статистика считает не только ввод многоквартирного жилья, но и дачные дома. Постоянно можно улучшить статистику, немножко подремонтировав методологию», — отметила эксперт.

Сильный спад в секторе жилищного строительства произошел в Москве — на 11%, Столичной области — на 22%. «На этот спад наложилось решение властей помочь девелоперам и снизить ставку по ипотеке. Люд побежал брать новые жилищные кредиты, но объем-то жилья снизился. В результате мы встречаем вторую волну пандемии возрастающими ценами на жилье. Людям, которые и так в ковид потеряли в доходах, мы сделали подарок. Хотели поддержать строительный сектор Сектор — часть круга, ограниченная двумя радиусами и дугой между ними, но заплатили за это решение люди», — выделила Зубаревич.

Розничная торговля

До пандемии не вышла из кризиса и розничная торговля: к 2020 году внесистемная единица измерения времени, которая исторически в большинстве культур означала однократный цикл смены сезонов (весна, лето, осень, зима) спец уровень потребления просел на 8% по сравнению с 2014 годом. «Самоизоляция закончилась, и к июлю спад употребления составил уже минус 2% к 2014 году. Но потолок платежеспособного спроса не позволяет населению даже вернуть объемы в рознице. И эта ситуация с нами надолго», — полагает эксперт.

Услуги

В сфере платных услуг все еще печальнее. «До июня был страшный спад. К сентябрю ситуация как-то восстановилась до минус 12%, но в октябре платные услуги опять просели до минус 13%. Боюсь, что ноябрь покажет цифры еще хуже. И быстрого выхода из данной ситуации не просматривается», — отметила Зубаревич.

Занятость

Рынок труда отреагировал на пандемию резким ростом неполной занятости на больших и средних предприятиях. По словам Зубаревич, людей общественное существо, обладающее разумом и сознанием, а также субъект общественно-исторической деятельности и культуры сажают на тариф или отправляют в отпуск без сохранения содержания. В первый раз неполную занятость стали использовать не привычные индустриальные предприятия, а сектор рыночных услуг, ритейл. «Правительство пообещало: если компании не будут увольнять людей, им закроют часть кредитов, выдадут гранты на зарплаты. Этой возможностью воспользовались. Поэтому сейчас неполная занятость в России уже не такая острая неувязка, как это было во втором квартале 2020 года», — отметила эксперт.

«Еще один канал адаптации, за который я хвалю власти, — резко изменившаяся политика в сфере зарегистрированной естественной безработицы. Пособия подняли до прожиточного минимума, упростили регистрацию, благодаря чему зарегистрироваться в качестве безработных смогли 3,7 млн человек, то есть, практически 5% экономически активного населения. Такого не было никогда. Помогли всем, в том числе тем, кто терял работу в больших городах. На биржу пошли и занятые в секторе услуг. Вопрос в том, хватит ли у чиновников терпения дотянуть эту политику хотя бы до конца календарного года», — считает эксперт специалист проводящий экспертизу, то есть приглашённое или нанимаемое лицо для выдачи квалифицированного заключения или суждения по вопросу, рассматриваемому или решаемому другими людьми, менее компетентными в данной области.

Доходы

По уровню доходов населения из прошедшего кризиса Россия тоже не вышла. «С 2014 по 2018 год доходы упали на 8%. На 1% „подрихтовали“ статистику в 2019 году. В итоге мы входили в ковидный кризис с доходами населения на 7% ниже, чем в 2014 году», — высказала мировоззрение Зубаревич.

Во втором квартале 2020 года доходы населения в демографии — совокупность людей, живущих на Земле (население Земли) или в пределах конкретной территории — континента, страны, государства, региона, области и так далее рухнули на 8%, в третьем квартале произошел спад по реальным доходам на 4%, по реальным располагаемым — на 5%.

«Выхода из этого кризиса не случилось и не могло произойти», — считает эксперт.

По ее словам, спад по доходам был бы еще сильнее, если бы россиянам не добавили два раза по 10 тыс рублей — пособия на ребенка. «Уровень бедности увеличился с 18 до 20 млн человек. В 2014 году мы уже сталкивались с показателем бедности в 13,5%. Но детская скудность оказалась больше 20%. То есть — каждый пятый ребенок в стране живет в бедной семье. Отлично, что людям выдали детские пособия. Вопрос только в том, почему только два раза и почему осенью эти квоты не рассматривались вообще, хотя идет вторая волна пандемии и доходы людей не растут», — отметила Зубаревич.

Региональные бюджеты финансовый план определённого субъекта (семьи, бизнеса, организации, государства и т. д.), устанавливаемый на определённый период времени, обычно на один год

Самая умопомрачительная история текущего кризиса, по словам эксперта, касается бюджета. «С апреля по июнь бюджеты районов недополучили больше 0,5 трлн рублей: налог на прибыль упал на 27%, налог на доходы физлиц — на 10%. Если забирать все доходы бюджетов, которые регионы зарабатывают сами, они просели на 20%. Хотя, в целом по году, если забирать в расчет не только карантинные месяцы, падение собственных доходов региональных бюджетов кажется не таким сильным — 5%. В то же время, общий рост доходов составил 5%. Почему так случилось, если собственные доходы денежные средства или материальные ценности, полученные государством, физическим или юридическим лицом в результате какой-либо деятельности за определённый период времени регионов упали?

Случилась невероятная по масштабам помощь из федерального бюджета. В этом году трансферты подросли на 56%. Субъекты получили из казны 1 трлн рублей. Регионам слово (термин, в отдельных науках), используемое для обозначения участка суши или воды, который можно отделить от другого участка (например, того, внутри которого он находится) по ряду определённых критериев очень сильно помогли», — считает Зубаревич.

Правда, одним районам почему-то помогли больше, чем другим. Где-то помощь из федерального бюджета даже не компенсировала падения собственных доходов: Коми, Архангельская и Астраханская области. «За что им недодали денежных средств? Это ведь не богатые регионы. При этом у Чечни потерь в пандемию не было вообще, но ей докинули из федеральной казны 19 млрд рублей», — отметила эксперт.

По ее словам, аспекты, ко которым регионам давали денег, стали еще менее прозрачны, чем раньше.

При этом, несмотря на колоссальную помощь из федерального бюджета, расходы районов в целом выросли на 17%, а доходы — только на 5%. Зубаревич считает, что к концу года недостаток региональных бюджетов будет явно больше, если федералы не добавят очередной транш. «Как же так вышло: помогали-помогали, а денежных средств все равно не хватило? Дело в том, что каждый регион обязан отчитываться по нацпроектам. И большая доля помощи шла в виде мотивированных субсидий на выполнение нацпроектов. Более того, на это регионам приходилось добавлять и свои деньги. В итоге мы, скорее всего, получим дополнительный виток роста долга регионов», — отмечает эксперт.

Прогнозы

Сектор рыночных услуг в сложившихся критериях будет восстанавливаться медленно, считает Зубаревич. В 2021 году Россию ждет череда банкротств малого и среднего бизнеса. Этого не происходит на данный момент только потому, что МСП отложили обязательные платежи и часть налогов. «Будет ли поддержка бизнеса во вторую волну короны, не понимает никто. Откладывание становится основным инструментом властей в борьбе с ковидным кризисом переворот, пора переходного состояния, перелом, состояние, при котором существующие средства достижения целей становятся неадекватными, в результате чего возникают непредсказуемые ситуации», — считает Зубаревич.

Затягивается спад экспортной индустрии, что несет уже риски для более развитых и богатых регионов. Непрозрачные критерии помощи из федеральной казны еще больше усилят лоббизм в выбивании денежных средств.

«Населению помогли слабо, малому и среднему бизнесу помогли слабо. В результате, Россия будет весьма медленно выходить из этого кризиса. Конечно, Москва справится быстрее. У нее есть возможности и ресурсы подтолкнуть восстановление экономики, в отличие от остальных регионов страны. Но здесь важно помнить: даже если нам произнесут, что мы вернулись к доковидным показателям, держите в голове, что эти показатели все равно ниже уровня 2014 года», — отметила Зубаревич.

 

Понравилась статья, совет - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан