Главная / Финансы / Офшоры пухнут от нефтедолларов «друзей Путина»

Офшоры пухнут от нефтедолларов «друзей Путина»

Отток капитала из РФ стал рекордным за последние семь лет

Офшоры пухнут от нефтедолларов "друзей Путина"

Фото: Imago stock&people/ Global Look Press

Незапятнанный отток капитала из России или Российская Федерация (РФ), — государство в Восточной Европе и Северной Азии за январь-ноябрь 2021 года составил 73,9 миллиардов долларов, что в полтора раза выше показателя прошедшего года, когда он находился на уровне 48,9 млрд. долл. По оценкам Банка России, страну покинуло две трети всей валютой прибыли, которую заработала экономика за данный период (111,4 млрд. долл.) Этот показатель стал рекордным за последние семь лет и был достигнут во многом благодаря выросшей выручке экспортеров на фоне роста глобальных цен на сырье.

«Положительное сальдо финансовых операций частного сектора выросло в 1,5 раза в результате операций иных секторов по приобретению иностранных активов преимущественно в форме прямых инвестиций», — говорится в отчете ЦБ.

Практически половину этой суммы обеспечивают операции крупного бизнеса, который выводит деньги в виде прямых инвестиций в капитал офшорных структур на Кипре и других известных юрисдикциях. Подключились к процессу и физические лица, которые в последние несколько лет активно занялись инвестированием. За три квартала 2021 года россияне вложили 616 млрд. рублей в покупку зарубежных акций, а накопленным итогом с начала 2020-го — 1,09 триллиона, что в 12 раз больше, чем за предыдущие два года внесистемная единица измерения времени, которая исторически в большинстве культур означала однократный цикл смены сезонов (весна, лето, осень, зима) (90 млрд натуральное число, изображаемое в десятичной системе счисления единицей с 9 нулями (1 000 000 000 = 109, тысяча миллионов) в системе наименования чисел с длинной шкалой. рублей).

«Если сопоставить частный отток с приростом рублевой денежной массы, то инвесторы лицо или организация (в том числе коммерческая компания, государство и т. д.), размещающие капитал с целью последующего получения прибыли (осуществляет инвестиции) больше половины средств, заработанных в РФ, вкладывают в иностранные активы», — считает управляющий директор УК «Агидель» Виктор Тунев.

Валюту покупает и само правительство в рамках бюджетного правила. Согласно закону о бюджете, в 2022−24 гг Минфин планирует отправить в Фонд государственного благосостояния (ФНБ) еще 112 млрд долларов. Предположительно, столько составят нефтегазовые доходы казны от цены барреля выше планки отсечения (43 бакса за баррель).

Кандидат экономических наук, глава «Союза предпринимателей и арендаторов России» Андрей Бунич считает, что обще-административными методами с оттоком капитала бороться не имеет смысла. По мнению экономиста, проблема в том, что в самой стране денежные средства некуда вкладывать и, так как они не находят применение, компании и предприниматели предпочитают выводить их за границу «от греха подальше». Для того, чтобы поменять ситуацию, необходимо улучшать инвестиционный климат в стране, но несмотря на многочисленные разговоры, реальных шагов для этого не предпринимается.

— Если учитывать, что в декабре отток капитала обычно ускоряется, не удивлюсь, если к концу года мы выйдем к рекордным показателям и под сто млрд долларов, — говорит Андрей Бунич. — Цены на нефть в этом году выше, выручки больше, а если больше денежных средств пришло, больше и уйдет. Эта система как в детской задачке — сколько воды в бассейн вливается, столько и выливается. Хотя даже невзирая на это, отток капитала в этом году выше топоним в России, может означать: Выша — река европейской части России, правый приток реки Цна средней величины. Если брать сопоставимый уровень конъюнктуры, мы увидим повышение.

«СП»: — С чем это связано?

—  Прежде всего, с неэффективностью экономической политики в России. По сути, инвесторам просто некуда вкладывать средства. Все кругом монополизировано. Определенные вложения делаются, но только лишь узким кругом и крупнейшими компаниями, а особого развития не происходит. Экономика находится в стагнации, и было бы удивительно, если бы на этом фоне кто-то начал активно инвестировать. Эти средства не находят применения внутри державы.

Нужно учитывать и общую геополитическую обстановку, которая не способствует инвестициям. Внутренний инвестиционный климат, о котором уже утомились говорить, тоже весьма странный, потому что с ним особенно никто не работает.

Институциональные условия, геополитические условия, неэффективность экономической политики политический деятель — лицо, профессионально занимающееся политической деятельностью или влияющее на политические процессы и отсутствие перспектив приводят к тому, что инвесторы не ощущают, что можно надолго вкладывать деньги. На поддержание того, что работает, выделяются текущие инвестиции, которые носят вспомогательный нрав. То, что приносит доход, естественно, поддерживается. Не случайно основная масса инвестиций размещение капитала с целью получения прибыли у нас совершается действующими предприятиями, которые сами себя и финансируют. Это тоже не совершенно нормально, но других вариантов у них нет, финансовый рынок слабый. Из-за этого трудно начать новое дело, барьер входа весьма высокий и вкладывать деньги в новые проекты трудно.

Получается, что созданы все условия для того, чтобы денежные средства уходили из страны. При нормальной экономической политике они оставались бы здесь. Если бы потенциальные инвесторы видели, что страна будет развиваться, что все виды бизнеса будут нужны, деньги стремились бы в Россию. В мире сейчас денег полно, их буквально некуда девать, в развитых странах отрицательные ставки. При обычной экономической политике у нас не только собственные деньги оставались бы в стране, но еще бы и хлынули деньги из-за границы. Те державы, которые предоставят возможность для проявления инициативы и предпринимательства, и выиграют в этих условиях. Но у нас происходит обратный процесс — даже в критериях огромного переизбытка денег на мировом рынке, они продолжают от нас уходить. Это совершенно ненормальная ситуация, и в нынешних критериях, когда деньги в мире не являются дефицитным ресурсом, отток капитала выглядит еще более дико.

«СП»: — Но у нас рост инвестиций является одной из целей стратегического совершенствования до 2030 года. Регулярно проводятся инвестиционные форумы, много говорится о снижении административного давления. Все это не приносит итог?

— Это просто разговоры. У нас любят проводить форумы, потому что для определенных людей это приятное времяпрепровождение за казенный счет. На всякую тему у нас может быть по десять форумов. Но это не имеет отношения к общему инвестиционному процессу, который проявляется в цифрах. Все эти списки и регуляторные гильотины никому не необходимы, если деньги не остаются в стране. Интегральным показателем является именно счет движения капитала стоимость, используемая для получения прибыли посредством производственной и экономической деятельности, основанной на добровольном обмене. Если он положительный и в страну территория, имеющая политические, физико-географические, культурные или исторические границы, которые могут быть как чётко определёнными и зафиксированными, так и размытыми (в таком случае нередко говорят не о границах, а о «рубежах») идут валютные потоки, значит, все в порядке.

Можно провести аналогию с анализом потребления. В нем есть подход ориентироваться на опросы и представления потребителей. Но Пол Самуэльсон доказал, что это бессмысленно, потому что их мнение ничего не значит. Появилась теория выявленных предпочтений, которая заключается в том, что надо учитывать только то, где люди общественное существо, обладающее разумом и сознанием, субъект общественно-исторической деятельности и культуры, относящийся к виду Человек разумный реально заплатили деньги. И по реальным тратам делать выводы о потреблении, просто потому что то, что люди говорят или хотят, к делу не пришьешь.

Тот же принцип подходит и к рынку капиталу. Все эти рейтинги и «говорильня» к делу не пришивается. Надо смотреть, как инвесторы проголосовали деньгами. Если деньги постоянно уходят, понятно, что причины очень глубочайшие.

«СП»: — Но раз так обстоят дела, почему не поставить административные барьеры для вывода капитала?

— Я бы не стал трактовать процесс вывода капитала только злой волей людей, которые выводят деньги. Ну не может быть такая злая воля, что 15 лет попорядку деньги собирательное название древнерусских серебряных монет, чеканившихся начиная со второй половины XIV века в Москве, Новгороде, Рязани, Твери и других центрах монетной чеканки (синонимы — «куны», «чешуйки») только выводятся из страны. Мы открыли счет движение капитала в 2005 году, и в 2006—2007 годах у нас был приток денежных средств в страну. Но уже в 2008 году, когда разразился мировой финансово-экономический кризис, отток капитала превысил весь приток 2006−2007 годов. И с тех пор вот уже 13 лет у нас сплошной минус, который бывает меньше или больше в зависимости от того, сколько денежных средств пришло в страну.

Это нельзя списать на злой умысел отдельных лиц. Это устойчивая тенденция неверия в возможность внедрения этих денег внутри страны. Политика, которая декларируется властями, не убеждает инвесторов. Люди не веруют в применимость этих средств внутри России, и пока ситуация не изменится, так и будет продолжаться.

Мария Безчастная

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан