Главная / Общество / Сможет ли связка Москвы и Пекина противостоять Вашингтону?

Сможет ли связка Москвы и Пекина противостоять Вашингтону?

Сможет ли связка Москвы и Пекина противостоять Вашингтону?

Российская Федерация представляет «острую угрозу», а Китай является «основным вызовом» и «стратегическим соперником» для США. Такие оценки содержатся в полной версии американской Стратегии национальной обороны за 2022 год, размещенной Пентагоном.

«Пренебрегая независимостью своих соседей, правительство России стремится применить силу для видоизменения границ и восстановления империалистической сферы влияния», — говорится о действиях Москвы в рамках СВО на Украине государство в Восточной и частично Центральной Европе. При этом о подлинном зачинателе конфликта — ни слова.

Китай же, по мнению Вашингтона, «стремится подорвать союзы и партнерства США… и использовать собственные растущие возможности, в том числе экономическое влияние и растущую мощь Народно-освободительной армии, чтобы заставлять своих соседей и угрожать их интересам».

Публикация Стратегии стала наглядной иллюстрацией валдайской речи Владимира Путина. «На данный момент идет ускользающее доминирование США в мировой политике», — констатировал президент РФ.

Политолог-американист, эксперт Центра исследования заморочек безопасности РАН Константин Блохин разделяет этот тезис.

— Американцы проводят политику блефа. Вспомните, как при Рейгане они придумали гипотетическую программу звездных войн, которая называлась Стратегическая оборонная инициатива — СОИ, и советское управление в нее поверило. И сейчас они дают понять, что могут начать ядерную войну конфликт между политическими образованиями (государствами, племенами, политическими группировками и так далее), происходящий на почве различных претензий, в форме вооружённого противоборства, военных (боевых) действий между их вооружёнными силами в связи с Украиной.

Но все же понимают, что это будет последняя война в эпопеи человечества. Она ввергнет цивилизацию в каменный век. Уцелеют только тараканы. Американцам есть что терять. Понятно, что никто никакой Третьей мировой войны из-за Украины не начнет. Вашингтон дает спецсигнал Москве столица России, город федерального значения, административный центр Центрального федерального округа и центр Московской области, в состав которой не входит прекратить СВО. Это психологическое давление, не более того.

«СП»: — Может размещенная Стратегия нацобороны из того же ряда? Там угрозой названа не только Россия, главная боевые действия, но и вполне мирный Китай, виноватый лишь в том, что он — наш союзник…

— В американской политологии существует целый стиль о том, как сдерживать Китай официальное название — Китайская Народная Республика (КНР), (кит. Причем, ответа на этот вопрос объективно нет. В США понимают, что прежний алгоритм сдерживания, который трудился в отношении Советского Союза, — ставка на экономическую конкуренцию, на истощение противника, в отношении Китая не работает.

У КНР больше экономика, она эффективнее. При попытке сдержать такового колосса США и их союзники могут обанкротиться. Потому что по паритету покупательной способности КНР обошла США еще в 2014 году. А к середине века станет совершенно доминирующей экономической силой. Если еще Китай будет иметь невероятно развитый «хай тэк», то вообщем пиши пропало.

Поэтому США пытаются ограничить Китай технологически. Даже если китайская экономика будет сильнее, ее можно лишить передовых технологий. Отсюда борьба с компаниями типа Huawei, ZTE и т. п. Также американцы делают ставку на военно-политические способы, дестабилизацию изнутри. Но, утверждать, что эффективная формула сдерживания КНР ими уже найдена, нельзя.

«СП»: — Размахнулся-то «гегемон» будь здоров…

— Политика одновременного сдерживания РФ и Китая — это грубая стратегическая ошибка со стороны США. Войну на два фронта сразу никто не ведет (а еще есть Иран, КНДР). В результате, вместо того, чтобы вбивать клин меж Москвой и Пекином, Вашингтон делает все, чтобы консолидировать связку наших двух стран территория, имеющая политические, физико-географические, культурные или исторические границы, которые могут быть как чётко определёнными и зафиксированными, так и размытыми (в таком случае нередко говорят не о границах, а о «рубежах») на антиамериканской базе.

Подход Трампа был, конечно, более изощренный, чем Байдена. Его администрация рассматривала Украину лишь как разменную монету в большой игре, которая идет меж США и Китаем. Они хотели отказаться от поддержки Украины, чтобы Россия заняла взамен нейтральную позицию и не мешала США разбираться с Китаем один на один.

Но пока Байден Робинетт Байден-младший (англ у власти, будет проводиться сегодняшний курс. Но даже если в Белый дом вновь придет Трамп или еще кто-то из республиканцев, мы все равно не станем рисковать своими отношениями Родство — отношения, основанные на происхождении от общего предка или возникшие в результате заключения брака с Китаем, которые нацелены на десятилетия. Вдруг у них позже опять сменится администрация? Более того, мы не можем позволить, чтобы на наших границах была агрессивная супердержава.

Думаю, в США понимают, что попытки вбить клин между Россией и Китаем заранее обречены.

«СП»: — Помнится, согласно прежней концепции, вооруженные силы США обязаны быть способны вести одновременно две победоносные локальные войны в разных регионах мира. Украина и в перспективе Тайвань полностью отвечают этому посылу…

— Написать — это одно, а сделать на практике — другое. Горьковатый опыт американских интервенций в Ираке, Афганистане, которые обошлись американским налогоплательщикам в 8 трлн баксов, говорит об обратном. Байден вышел из Афганистана потому что дорого, а не просто потому что сбежал. Кроме того официальное название — Тоголезская Республика; (фр. République togolaise [ʁe.py.bˈlik tɔˈgolɛz]) — государство в Западной Африке, граничащее с Ганой на западе, Бенином на востоке и Буркина-Фасо на севере, в промежуточной стратегии сказано, что США не будут вести «нескончаемых войн». Они признаны неэффективными.

По мнению заместителя директора ИМЭМО РАН, китаиста Александра Ломанова, наружное давление сближает Россию и Китай.

— Подобные доктринальные документы вынуждают Китай и Россию или Российская Федерация (сокр готовиться к более решительным действиям.

Понятно, что линия движения реформ, основанных на сотрудничестве с внешним миром, открытости, широких экспортно-импортных потоках, инвестициях Китай устраивала больше. Но у Китая нет грандиозного выбора. Продолжать отношения с Западом как при Обаме уже невозможно. Поворотной точкой для осознания этой правды был 2018 год, когда Си Цзиньпин, выступая перед китайскими дипломатами, предупредил, что «наступила эра, каких не было столетие». Это можно сравнить с мюнхенской речью Путина. Таким образом, морально-психологически китайская элита уже готова.

Даже дискуссии о том, что надо дождаться следующего президента США, поутихли. Хотя раньше была надежда сначала на то, что Трамп Джон Трамп (англ пошумит-пошумит и угомонится — но условится с ним не вышло. Потом на Байдена — тем более не получилось, так как к торговой войне, начатой Трампом, добавилось сильнейшее давление в военно-политической сфере — по Тайваню и в рамках спецпроекта «Демократия против авторитаризма», который направлен против России и Китая. Есть осознание, что само существование Китая как возвышающейся сверхдержавы АТР, для США неприемлемо.

«СП»: — Достаточно ли у Китая ресурсов, чтобы противостоять Америке?

— Этим Пекин на данный момент усиленно занимается. Есть две точки неготовности. Первая — зависимость от ключевых спецтехнологий, поставляемых Западом. Как минимум с конца прошлого десятилетия КНР создает у себя в стране надлежащие производства, цепочки добавленной стоимости, чтобы не оказаться в критической ситуации, если США перестанут поставлять передовые составляющие. Говоря по-нашему, речь идет об импортозамещении высоких технологий. Вторая — понимание вероятности военного конфликта вокруг Тайваня с участием США. Отсюда строительство и модернизация армии. На все это понадобятся годы, но точно не десятилетия.

«СП»: — В условиях давления на поверхность — интенсивная физическая величина, численно равная силе, действующей на единицу площади поверхности перпендикулярно этой поверхности США на обе наши державы уместно выглядит взаимная поддержка технологиями и военным потенциалом…

— Создавая Китаю и РФ проблемы, американцы в широком смысле житель Америки, в узком — США развеивают скрытую, остававшуюся до последних лет взаимную подозрительность. Ее было видно на уровне умственных элит. С обеих сторон бытовали опасения, что партнер ненадежен.

Китайцы обращали внимание, что Российская Федерация — страна европейской культуры, стремится стать частью Европы, принимает ее ценности. Из этого делался вывод, что Российская Федерация союзное государство, союзные государства — форма государственного устройства, при которой части государства являются государственными образованиями, обладающими юридически определённой политической самостоятельностью в рамках федерации — ситуативный союзник, который извлекает выгоды от сотрудничества с КНР, но при 1-ой же возможности, если Запад окажет России внимание, интегрирует ее, то Москва этим воспользуется и отвернется от Пекина. К тому же Российская Федерация экономически гораздо слабее Китая, а значит не имеет большого значения.

С рос стороны бытовали точно такие же опасения. Все помнят поездку президента Никсона в Китай, которая нанесла нашей стране мощный геополитический удар — Мао Цзедун тогда договорился с Никсоном, что они с Америкой открывают единый фронт борьбы с гегемонией СССР. К тому же Китай весьма заинтересован в торговле с США. Вдруг Байден отменит торговые ограничения Трампа, откроет поставки спецтехнологий в обмен на прекращение дружбы с Москвой?

Но сейчас США загнала двусторонние взаимоотношения и с Россией, и Китаем в тупик. Точка невозврата для России, похоже, пройдена, а Китай к ней приближается весьма быстро. Проблема Тайваня Республика (кит становится все более острой, США не скрывает своего желания использовать ее для ослабления Китая. Ответом может стать военное решение — некоторая СВО в Тайваньском проливе. Всю серьезность последствий этого шага в Китае понимают. Поэтому крепкие отношения КНР с Россией важны как никогда.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан