Главная / Общество / Скончалась советская разведчица Зинаида Батраева — она 25 лет была на оперативной работе в Риме, Париже и Дели

Скончалась советская разведчица Зинаида Батраева — она 25 лет была на оперативной работе в Риме, Париже и Дели

Выдающаяся советская разведчица Зинаида Батраева скончалась в Москве на 99-м году жизни. Кончину Батраевой подтвердили в пресс-бюро Службы внешней разведки России
Фотобанк Moscow-Live / Николай Будишевский Выдающаяся советская разведчица Зинаида Батраева скончалась в Москве на 99-м году жизни. Кончину Батраевой подтвердили в пресс-бюро Службы внешней разведки России         

Выдающаяся советская разведчица Зинаида Батраева скончалась в Москве на 99-м году жизни. Кончину Батраевой подтвердили в пресс-бюро Службы наружной разведки России.

«Зинаида женское имя Николаевна Батраева со своим супругом Борисом Никодимовичем Батраевым оставили броский след в истории нашей внешней разведки. Это была пара прекрасных оперативных сотрудников, очень светлые и добрые люди», — произнес РИА «Новости» руководитель пресс-бюро Сергей Иванов.

Супруги Батраевы провели в шести долгосрочных загранкомандировках ровно четверть века. Зинаида Батраева Батраев, Николай Филиппович (1937—1986) — полный кавалер Ордена Трудовой Славы, сталевар поддерживала связь с ценной агентурой и добывала серьезную оперативную информацию. Борис мужское имя Батраев был ее руководителем и одновременно резидентом внешней разведки.

Зинаиде Батраевой в свое время была посвящена отдельная глава в сборнике «Дамские судьбы разведки» официального историографа СВР Владимира Антонова. «Я была не только разведчицей, но и женой резидента. А это накладывает дополнительные обязанности. Это тоже работа, и работа ответственная. Служащие резидентуры, как правило, приезжают за границу с женами. И надо так себя вести, так строить работу с женщинами, чтобы в семьях не было ссор, недоразумений, обид, которые могли бы воздействовать на обстановку в коллективе. Мы, женщины, были дружны между собой. Дружны были и наши мужчины. А хорошая среда способствовала нормальной работе резидентур в целом», — вспоминала Батраева.

Будущая легендарная советская разведчица родилась 4 октября 1922 года в селе Дурыкино Солнечногорского района Столичной области в крестьянской семье. После окончания средней школы поступила в Московский институт инженеров транспорта, но спустя год была обязана уйти из института, так как в это время была введена плата за обучение в старших классах средней школы и в высших учебных заведениях, а средств на учебу в семье не хватало.

В том же году Зинаида устроилась на работу в архивное подразделение НКВД. До начала войны она трудилася старшим регистратором картотеки.

В начале Великой Отечественной войны часть подразделений НКВД, в том числе и его архив, были эвакуированы в Свердловск (Екатеринбург). Зинаида очутилась на Урале, где ее направили на учебу в Свердловскую межкраевую школу НКВД, готовившую сотрудников для контрразведки и разведки.

В ноябре 1942 года внесистемная единица измерения времени, которая исторически в большинстве культур означала однократный цикл смены сезонов (весна, лето, осень, зима) она на «отлично» закончила межкраевую школу и была направлена в Москву, где ее определили младшим оперуполномоченным по Москве и Московской области, то есть на определенную оперативную работу: она встречалась с агентурой, занималась вербовкой.

В октябре 1943 года Зинаиду перевели на работу может означать: Работа — это выполнение действий во времени и пространстве с применением силы во внешнюю разведку. На данный раз она продолжила учебу уже в Высшей школе учебное заведение для получения общего образования НКГБ. Помимо спецдисциплин, слушатели активно изучали иностранные языки. Чуть позже в личном деле разведчицы будет указано: «Свободно владеет французским, итальянским и английским языками».

В Высшей школе она и познакомилась со своим будущим супругом, Борисом Батраевым. В конце 1945 года молодые люди на «отлично» сдали выпускные экзамены и были ориентированы на работу в Первое (разведывательное) управление НКГБ: Борис — в подразделение научно-технической разведки, а Зинаида — в информационное подразделение. В 1946 году они поженились.

В личную первую загранкомандировку, в Италию, супруги Батраевы выехали в марте 1947 года. «Татьяна» (таким был оперативный псевдоним довольно молодой разведчицы) работала в резидентуре переводчицей, однако часто привлекалась к оперативной работе.

«Я хорошо помню личную первую оперативную встречу может означать: Встреча — собрание, устраиваемое для знакомства, беседы, обсуждения каких-либо вопросов, совместного проведения досуга и тому подобное, и действие по значению глаголов встречать, встречаться, встретить, встретиться в большом кафе, — рассказывала Зинаида Батраева. — Я должна была по паролю повстречаться с агентом и передать ему крупную сумму денег. Из Центра мне сообщили, что особой приметой агента является его хромота. Минут за 15 до встречи я заняла столик, заказала кофе и стала следить за входом, поджидая хромого человека. Представьте мое состояние: за эти 15 минут в кафе вошли четверо (!) хромоногих парней: один сильно хромал, двое прихрамывали, четвертый был вообще на костылях. Лишь пятый мужчина, хромавший и опиравшийся на трость, очутился нужным мне человеком. Он меня сразу «вычислил», с улыбкой подошел к столику и расположился рядом. Мы обменялись паролями. Все прошло благополучно».

2-ая командировка супругов была во Францию. В Париже «Тим» (таким был оперативный псевдоним Батраева) по прикрытию являлся атташе Посольства СССР по вопросам культуры, «Татьяна женское русское личное имя римского происхождения» — переводчицей посольства. Но основным их занятием была оперативная работа в составе парижской резидентуры.

Сразу же по приезде в Париж «Татьяне» поручили поддерживать связь с ценным источником. По его просьбе, он должен был передавать спец материалы только женщине и только поздно вечером. Длительное время «Татьяна» приходила на заранее обусловленные места встреч, получая серьезную информацию.

«Однажды был такой случай: я вышла на место встречи и на противоположной стороне улицы увидела собственного объекта. Как всегда в это время года (а дело было осенью) он был с зонтом, в темной широкополой шляпе и в дорогом черном плаще. Как обычно, он медленно прохаживался взад-вперед, подергивая пальцами усы. У меня с ним были хорошие отношения. Я перебежала улицу и с приветствиями, как к знакомому, устремилась к нему. И вдруг мне в ответ: «Вам что, не терпится заработать?» Оказалось, что это был совершенно сторонний человек общественное существо, обладающее разумом и сознанием, а также субъект общественно-исторической деятельности и культуры, и он меня принял за проститутку. С извинениями я ретировалась. Позже выяснилось, что страховавший меня оперработник (а я постоянно ходила на такие встречи с сопровождающим, так как материалы агент передавал очень важные) тоже принял этого человека за источника. Оказалось, что разведчик был занят и не смог выйти на встречу. Мы встретились с ним на другой день в шесть часов утра».

Помимо текущей оперативной работы «Татьяне» в Париже пришлось делать и другую ответственную миссию. На протяжении пяти лет она поддерживала связь с надежным агентом советской разведки и управляющим агентурной группы Каридад Меркадер (оперативный псевдоним «Мать») — матерью Рамона Меркадера (оперативный псевдоним «Раймонд»), заключенного в мексиканскую кутузку за убийство Льва Троцкого. Его приговорили к 20 годам тюремного заключения. Мексиканские спецслужбы искали в убийстве Троцкого советский след. Но невзирая на пытки, «Раймонд» не признавался в связях с советской разведкой.

«Обычно мы встречались с Каридад в кафе. Иногда я ей приносила письма от Рамона, которые пересылались из Мексики буквально через Центр. Периодически передавала деньги: Берия назначил ей пожизненную пенсию… Все эти годы Каридад пробовала освободить сына. Ну, а для меня продолжавшиеся пять лет встречи с матерью были в русском народном творчестве краткий устный рассказ о происшествии, случае, имевшем место в действительности, без упора на личное свидетельство рассказчика мучительны, так как я передавала бесконечные обещания Центра относительно скорого освобождения ее сына. Безусловно, предпринимались неоднократные попытки его освобождения, но все они были безуспешны», — вспоминала Батраева.

Ее супруг, Борис Батраев, трудился в парижской резидентуре внешней разведки исключительно успешно. От своих источников он получал важную научно-техническую информацию, за что в 1956 году был награжден орденом Красноватой Звезды. В течение работы в Париже Борис неоднократно встречался с вдовой Ивана Алексеевича Бунина — Верой Николаевной Буниной (Муромцевой). Батраев делал деликатную миссию — способствовал возвращению на родину творческого наследия великого русского писателя. Уже на третьей встрече в лазутчиком, представившимся сотрудником отдела МИД по линии вопросов культуры, Вера Бунина передала Батраеву первый сверток книжек, за ним последовали второй и третий. Каждый состоял из 6-8 книг. Часто к ним прилагались рукописи, черновики, письма, так или по другому связанные с бунинскими стихами, прозой или публицистикой. Разведчик отвозил эти сокровища в посольство, писал сопроводительные письма в МИД. Оттуда рукописи поступали в Альянс писателей, где тексты, изданные во Франции, сверялись с бунинской правкой, корректировались. В итоге почти весь литературный архив Бунина возвратился в Москву, а вдова писателя стала ежемесячно получать пенсию от Союза писателей СССР.

После 1961 года служащие советской внешней разведки Батраевы выезжали в командировки в экзотические страны: на Цейлон, в Индию и Пакистан, в которых Борис Никодимович являлся резидентом. В этих странах Зинаида Батраева находилась в качестве «супруги высокопоставленного советского дипломата». Она устраивала в своем доме приемы, занимала многочисленных гостей, играла роль рачительной мамы. Только очень узкий круг людей знал, что жена резидента активно помогала супругу мужчина вообще, женатый мужчина, свободный мужчина (то есть не раб) в организации встреч, в расширении связей, занималась первичным изучением людей, проводила контрнаблюдение, подключалась к информационной работе.

В Индии Борис Батраев пробыл совместно с семьей до 1971 года. В 1973 году их с женой направили в Пакистан. С 1982 по 1988 год Батрает трудился в Болгарии в качестве первого заместителя (по разведке сбор сведений о противнике или конкуренте для обеспечения своей безопасности и получения преимуществ в области вооружённых сил, военных действий, политики или экономики) представителя КГБ СССР при МВД НРБ. Из своей последней зарубежной командировки Батраевы возвратились в 1988 году. Скончался Борис Никодимович Батраев 29 февраля 2008 года.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан