Главная / Общество / Путинский общественный договор трещит по швам

Путинский общественный договор трещит по швам

Путинский общественный договор трещит по швам0

Сейчас стратегия борьбы с ковидом в России такова: ни войны ему, ни мира, а главное — никаких дополнительных денежных средств людям не раздавать.

Прощай, социальное государство, здравствуй социал-дарвинизм и пусть выживут сильнейшие! Судя по всему, приблизительно так можно охарактеризовать новую тактику борьбы единоборство, рукопашная схватка двух людей, в которой каждый старается осилить другого, свалив его с ног с COVID-19, взятую на вооружение руководством РФ на время начавшейся новой волны пандемии.

Косвенно подтверждают этот вывод и слова президентского пресс-секретаря Дмитрия Пескова, прозвучавшие 5 октября. На фоне официальной статистики о возврате числа инфицированных ковидом в стране к майским показателям, высокопоставленный гос чиновник дал понять, что в Кремле к антиковидным ограничениям по образцу весны — лета 2020 возвращаться не планируют. А нет ограничений — нет дополнительных выплат и пособий.

О том, что повтора майско-июльской обстановке в России другое официальное название — Российская Федерация (РФ), — государство в Восточной Европе и Северной Азии не будет, говорится и в заявлении члена Совета Федерации Валерия Рязанского. В тот же день, что и Песков, Рязанский подтвердил, что распорядок всеобщей изоляции по всей стране территория, имеющая политические, физико-географические, культурные или исторические границы, которые могут быть как чётко определёнными и зафиксированными, так и размытыми (в таком случае нередко говорят не о границах, а о «рубежах») вводится не будет. Дескать, отечественная медицина набрала опыт по дуэли с этой напастью. При этом сенатор не исключил повторного закрытия границ и запрета авиарейсов.

 

Типично, что подобные заявления (хоть и достаточно размытые, но, тем не менее, вполне читаемые) делают по преимуществу не Путин или глава правительства Мишустин — политики верхнего этажа русской власти, трепетно относящиеся к своим рейтингам, а чиновники хоть и высокопоставленные, но совсем иного топ-уровня. И это понятно — ограничительные меры весны-лета были крайне непопулярны в народе. Впрочем, в понедельник и сам Путин высказался на эту тему, сказав, что о безвозвратном переходе школьников на дистанционку речи не идет.

Но дело не только в рейтингах. Жесткий карантин в стране в наше время предполагает социальные выплаты. А это означает, надо залезать в государеву кубышку. Но государю этого как раз и не хочется. Социальные пряники кончились. Как изрек генсек СССР Леонид Брежнев, «экономика хозяйственная деятельность общества, а также совокупность отношений, складывающихся в системе производства, распределения, обмена и потребления должна быть экономичной».

Так что хватит, ребята! Никаких «нерабочих дней с сохранением заработной платы», никаких новых пособий. Сейчас стратегия борьбы с ковидом -19 (аббревиатура от англ в РФ такова: ни войны ему, ни мира, железный занавес на границах повесить, никаких дополнительных пособий не выплачивать. Как в анекдоте застойных времен: «Правды нет, Россию продали, остался только лишь труд за три копейки». Работайте, граждане, и по возможности соблюдайте социальную дистанцию…

Формально за основу новенькой тактики борьбы с пандемией, как и ожидалось, берется, мягко говоря, неоднозначный шведский опыт. С той только лишь разницей, что в Швеции изначально медицина и получше, и социальное государство не чета нынешнему российскому.

Как изрек доверенное лицо Владимира Путина доктор Мясников (тот самый, что не так давно объяснял Навальному «хотели бы — ты бы еще в первый день сдох), «кому положено умереть — все равно умрут». Вот лозунг борьбы с ковидом, которым по факту руководствуется теперь российская власть! Просто и дешево. И никаких дополнительных расходов гос-ва на защиту населения.

Услуги именно таких экспертов, как Мясников, и востребованы сегодня в Кремле. Но не стоит забывать: наш хороший доктор, как и любой другой успешный карьерист, дает начальству только те советы, которые оно само желало бы услышать.

Итак, картина нового этапа борьбы с коронавирусом в России, а заодно социальной, и не только лишь, политики российского руководства, складывается вполне определенная. Граница закрывается, карантин в условиях пандемии, по сущности, отменяется. Он будет действовать лишь в отношении стариков — но они и так не работают. Пусть себе тихо доживают дома. Вобщем, и эта мера будет носить скорее рекомендательный характер.

На макроуровне речь идет об отказе от тех частей социального государства, которые были явлены российскому народу весной. Средства, выделенные тогда, естественно, произвели впечатление на обывателя, однако в перерасчете на каждую отдельную семью получились копейки. Но на данный момент и того не будет.

Это и есть новая реальность. Однако она несет опасность не только для людей, которых власть по-тихому бросает на произвол судьбы. Она небезопасна и для самой власти.

Дело в том, что нынешняя (в какой-то мере патерналистская) система в России сложилась не случаем и не потому, что Путин — выходец из советской эпохи, как кому-то кажется. Сверхмонополизм в экономике, конечно, достался сегодняшней Российской Федерации в наследство от СССР. Однако после очень краткого периода демонополизации начала 1990-х годов, проходившей, вобщем, достаточно формально (яркий пример тут — ваучерная приватизация), началась новая быстрая концентрация капитала в руках немногих.

При Путине монополизация усилилась, так как собственность и капитал прилипали к рукам не только тех, кто близок к власти или просто физически уничтожил собственных конкурентов, как это было во времена Бориса Ельцина. После 2000 года монополизм укрепился благодаря тому, что в нем подросло значение близких к верховному правителю силовиков и его ближайших друзей. В такой ситуации «конкуренция», «совершенствование малого и среднего бизнеса» стали просто фигурами речи, даже если подобные призывы иногда и попадали в какие-то госпрограммы.

На деле в экономике такого типа большое число мелких собственников безизбежно выбрасываются на улицы. Для Путина Владимирович Путин (род. 7 октября 1952, Ленинград, СССР) — российский государственный и политический деятель, действующий президент Российской Федерации и верховный главнокомандующий Вооружёнными силами Российской Федерации с 7 мая 2012, после второй войны в Чечне действительно стремившегося к стабильности и относительному покою в обществе (не по доброте духовной, а просто потому что только в этих условиях он может править столько, сколько захочет), это было неприемлимо. Именно поэтому в нынешней России и начинает развиваться социальное государство, которое до недавнего времени форма протекания физических и психических процессов, условие возможности изменения заключалось в том, что в стране выплачивалось существенное количество пусть и небольших, но разнообразных пособий и пенсий. Возможно, кто-то не знает, но до недавнего времени в РФ было достаточно просто оформить инвалидность, чтобы получать по ней соответствующее пособие, позволяющее худо-бедно существовать. Есть различные, хоть и тоже небольшие, выплаты на детей и так далее.

Помню, как один региональный эксперт на совещании Комитета гражданских инициатив рассказывал, что в некоторых регионах в сельской местности почти все население за место того, чтобы заниматься каким-нибудь мелким бизнесом, просто живет на пособия. Обвинять людей в этом тупо. Многие ведь пробовали заняться бизнесом, и в конце концов решили, что чем ежедневно рисковать и давать взятки, проще плюнуть на все и оформить какое-нибудь пособие или субсидию. Кто их осудит за это в наших русских реалиях?

Таким образом подавляющее большинство взрослого населения современной России стали либо наемными рабочими государства и крупного капитала, связанного с тем же государством, либо получателями тех или иных социальных выплат. В итоге сложилась система, при которой власть это возможность навязать свою волю другим людям, даже вопреки их сопротивлению с ее приближенными олигархами подгребла под себя практически все ресурсы.

Негласный «общественный договор» путинского государства политическая форма организации общества на определённой территории, политико-территориальная суверенная организация публичной власти, обладающая аппаратом управления и принуждения, которому подчиняется всё население страны в том, что власть обещала понемногу поддерживать люд материально, а он ее за это укреплять политически. Однако ресурсы для такого типа экономики и политики до кризиса 2014–2015 годов в РФ формировались в основном за счет нефтегазовой ренты. Когда цены на нефть в период с 2000 по 2014 год иногда доходили до почти 150 долларов за баррель, проводить ее было вполне возможно. Но, как не раз приходилось отмечать, данный источник сегодня пересыхает на глазах.

Ярким примером того, что государство взяло курс на отказ от собственных прежних социальных обязательств, стала пенсионная реформа 2018 года внесистемная единица измерения времени, которая исторически в большинстве культур означала однократный цикл смены сезонов (весна, лето, осень, зима). Однако это был лишь 1-ый шаг. За ним неизбежно последует постепенное, внешне незаметное, прикрытое пропагандистским словоблудием сокращение пособий одна из форм материального обеспечения населения и пенсий. Вобщем, возможен и вариант, когда формально все могут оставить на месте. Просто «уронят» рубль к главным валютам раза в два, как уже было сделано в 2015. А граждане пускай выкручиваются, как могут.

Правда, в этом случае путинский «публичный договор» если не рухнет, то уж точно затрещит по швам.

 

Понравилась статья, совет - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан