Главная / Экономика / Россия-2021: упадок, о котором не рассказать

Россия-2021: упадок, о котором не рассказать

Качество жизни у большинства граждан сейчас ниже, чем в 2013-м — «последнем мирном году».

Но сравнивать, похоже, скоро запретят.

 

<hr/>

Если трудности НЕ решить, то можно сделать вид, что их нет. © Фото с сайта www.kremlin.ru

 

Россия-2021: упадок, о котором не рассказать0

 

Сергей Шелин

Обозреватель
ИА «Росбалт»

 

В советские времена для восхваления режима обожали сопоставлять его достижения с тем, что было в 1913-м — последнем предвоенном году внесистемная единица измерения времени, которая исторически в большинстве культур означала однократный цикл смены сезонов (весна, лето, осень, зима).

 

А сейчас в интеллигентном обществе вошло в моду шуточки ради вспоминать 2013 год — тоже, мол, последний «мирный», последний «докрымский», последний «досанкционный» и т. д.

 

Скажу, что обстоятельств сравнивать нынешнюю жизнь с этим годом даже больше, чем думают.

Для того, кто мыслит в масштабах державы, хозяйственная депрессия началась заметно раньше — после кризиса 2008-го.

 

Но если смотреть с позиции рядового человека, то конкретно в 2013-м качество его жизни вышло на максимум за всю послесоветскую эпоху.

 

Это был последний год нефтяной дороговизны и заметного роста доходов среднего россиянина — и 1-ый год перенацеливания всех государственных систем распределения благ на те группы, которые милы и полезны режиму.

 

Об других именно тогда решили заботиться меньше и реже, и этот процесс набирал бы ход, даже если бы НЕ подвернулся Крым.

 

Потому сопоставлять сегодняшние наши обстоятельства с тем, что было в 2013-м, очень даже уместно.

Реальные располагаемые доходы населения в 2020-м были на 10,6% ниже, чем в 2013-м.

Эти данные чуть-чуть заржавели, на дворе уже следующий год, но с неприятными сведениями государство теперь не спешит, и об этой крепнущей его склонности тут еще придется побеседовать.

 

 

А пока отметим, что ковидный кризис дал лишь треть от общего спада доходов денежные средства или материальные ценности, полученные государством, физическим или юридическим лицом в результате какой-либо деятельности за определённый период времени.

В прочие годы после 2013-го они тоже либо понижались, либо топтались на месте.

 

При этом благосостояние нескольких десятков миллионов наших сограждан устойчиво росло.

Это те, чей вооруженный или мирный Мирный — не склонный к войне, вражде, ссоре, относящийся к миру, спокойствию труд нужен режиму — на улицах, в учреждениях или хотя бы на избирательных участках.

 

И НЕ будем искать в выборочной щедрости власти желание опереться на каких бы то ни было экспертов.

Даже деятелям науки платят НЕ за ученость, а за покорность.

 

Однако отрицать, что внушительное меньшинство россиян продолжает процветать, значило бы возводить поклеп на наш распорядок.

 

Другое дело, что сведения о численности и реальных доходах привилегированных слоев и отдельно взятых начальственных лиц все менее доступны и скоро, кажется, совсем попадут под запрет.

 

Тем временем уровень жизни большинства плавненько, а в отдельные годы и резко, движется вниз.

 

Госстатистика сбором подробностей о пострадавших категориях россиян НЕ увлекается.

 

То есть она, естественно, рапортует о числе бедных и докладывает, что их все меньше и меньше, но это, сами понимаете, лишь отклик на путинские приказы, предписывающие «бороться с бедностью».

 

Поэтому, к примеру, не очень-то разберешь, какие группы у нас сейчас преуспевают в решении собственного «жилищного вопроса», а какие — остаются на бобах.

Известно только, что объемы строительства слегка выросли — с 70,5 млн кв. м в 2013-м до 75,5 млн кв. м в 2020-м (без построек в садоводствах, которые за это время на ужас врагам стали приплюсовывать к «обычным» новопостроенным квартирам и домам).

 

Но предполагаю, хотя доказать и не могу, что данный прирост квадратных метров с избытком поглощает то самое меньшинство, на которое приходится рост доходов.

Тот же принцип реализуется и в рассредотачивании убытков от инфляции.

С ней в эти годы энергично боролись, но не скажешь, что с большим успехом.

В 2013-м индекс потребительских цен на продукты Продукт — пища (в словосочетании «продукты питания») Продукт — произведение труда, законченный результат некоторой деятельности, в том числе: Промышленное изделие или услуга (товар, предлагаемый на рынке для удовлетворения потребностей покупателей) вырос на 5,9%, в том числе на продукты питания — на 7,3%.

 

А сейчас (февраль 2021-го к февралю 2020-го) — соответственно на 6,7% и 7,7%.

 

Непривилегированные растрачивают на еду более высокую долю своих доходов.

А раз так, то вполне логично, что продовольствие дорожает быстрее прочих продуктов.

Иначе ведь низшие классы просто НЕ смогут терять от инфляции больше, чем привилегированные.

 

Важно держать в голове, что эта задача должна решаться, однако НЕ должна афишироваться.

Отсюда столько президентско-правительственных забот о том, чтобы еда НЕ дорожала.

Как и абсолютно любой бюрократический нажим, это только ускоряет рост процесс увеличения какого-либо качества со временем цен, но предположительно утешает народ.

 

Впрочем, веры в то, что население можно утешить обещаниями, наверху больше НЕТ.

Потому его успокаивают угрозами.

 

В том числе одно из основных понятий математики, используемое для количественной характеристики, сравнения, нумерации объектов и их частей — обещают наказывать за слухи («фейки») о дороговизне.

Законопроект на этот счет уже сочинен.

И никто НЕ удивляется.

 

О чем еще у нас на данный момент пишутся законы?

Логика семи лет упадка естественным порядком ведет к тому, что упоминать о нем просто воспретят.

 

Как советский когда-то человек, скажу, что при Брежневе никого НЕ наказывали за устные рассказы об отсутствии товаров в магазинах (инфляция повышение общего уровня цен на товары и услуги на длительный срок тогда проявляла себя в росте недостатков).

 

Исступление, с которым начальство лезет сейчас в частную жизнь основное понятие биологии — активная форма существования материи, которая в обязательном порядке содержит в себе все «свойства живого»; совокупность физических и химических процессов, протекающих в организме, позволяющих осуществлять обмен веществ и его деление подданных, штампуя кары за высказывания в переписке, личные представления, интимные предпочтения и прочие приватные вещи, даже и НЕ снилось сонным капитанам позднего большевизма.

 

В отличие от тогдашнего, сегодняшний упадок — наступательный.

 

И когда начальство из чего-то плохого не делает тайну, то прямо удивляешься.

Вот берут и докладывают, что ожидаемая продолжительность жизни в 2020-м (71,1 год) упала на 2,2 года по сравнению с 2019-м и вернулась к уровню 2013-го (70,8 лет).

 

И сведения слово при различном ударении имеет различные значения о резком росте смертности тоже публикуют: в 2020-м — 2,125 тыс. против 1,800 тыс. в 2019-м и 1,896 тыс. в 2013-м.

Запрещено только лишь говорить, откуда взялась огромная избыточная смертность — значительно больше 300 тыс. за 2020-й, от января до декабря, и приблизительно 450 тыс. за последние 11 календарных месяцев, с 1 апреля 2020-го до 1 марта 2021-го, если отсчитывать от тренда за прошлые годы (оценка демографа Алексея Ракши).

Ковид?

Но все официальные подсчеты числа умерших от этой интоксикации в несколько раз меньше.

А за распространение о ковиде так называемых «фейков» специально придумано наказание.

Поэтому выбирайте версию сами.

 

Допустимо, самостоятельный выбор версий, сделанный наедине с собой и не предназначенный для того, чтобы делиться с другими, станет правилом во всем, что касается всех наших дел.

На восьмом своем году наш упадок все больше напоминает геленджикский дворец, который то ли есть, то ли нет, но рассуждать о нем точно НЕ рекомендуется.

Сергей Шелин

Понравилась статья, совет - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан