Главная / Политика / «Такого не было со сталинских времен». Пытки в Беларуси

«Такого не было со сталинских времен». Пытки в Беларуси

Белорусские правозащитники подготовят и представят отчет о пытках в Беларуси после задержаний на массовых протестах. Об этом Радио Свобода рассказал председатель правозащитного центра «Весенняя пора» Алесь Беляцкий. Ранее они отправили в ООН предварительную информацию о пытках и задержаниях в белорусских городках, собранную по «горячим следам». Эти данные уже размещены на сайте Управления Верховного комиссара ООН по правам человека.

Вообще всего известно о 450 задокументированных случаях пыток и жестокого обращения с людьми в Беларуси во время задержаний после выборов президента. Также есть сведения о насилии в отношении женщин и детей, включая секс насилие и изнасилование резиновыми дубинками.

 

После обращения правозащитников ООН призвала власти Беларуси закончить пытки над задержанными и привлечь к ответственности сотрудников милиции, которые, со словечек свидетелей, унижали и избивали демонстрантов в местах содержания под стражей. «Свобода от пыток – одно из тех прав человека, которые числятся настолько важными, что их нельзя ограничивать или приостанавливать ни при каких обстоятельствах», – подчёркивают в организации. В ООН обеспокоены, что местопребывание и состояние здоровья по крайней мере шестерых человек в Беларуси до сих пор непонятно их близким.

 

О том, как ведется работа над сбором и документированием данных о пытках в отношении мирных людей Беларуси, какова может быть роль международных организаций в помощи гражданам державы и поможет ли обнародование этой информации остановить волну насилия и наказать виноватых, Радио Свобода рассказал председатель правозащитного центра «Весна» Алесь Беляцкий:

Мы продолжаем фиксировать нечеловеческое воззвание и избиения

– Сегодня в Беларуси не работают никакие механизмы по рассмотрению массовых злодеяний, которые произошли после 9 августа и позже. Эти преступления продолжаются и на данный момент, потому что идут задержания, и мы продолжаем фиксировать нечеловеческое обращение и избиения. Это происходит не так массово, как после 9 августа, но тем не мение происходит. А то, что произошло 9-го, 10-го и 11 августа, – такого еще никогда не было в эпопеи Беларуси со сталинских времен. Более 8 тысяч человек были задержаны, более тыс попали в больницу с различными травмами или ранениями, часть этих ранений была небезопасна для жизни, врачи просто вытащили людей из другого мира, и 5 человек были убиты во время этих протестов в разных местах Беларуси. Потому мы сделали такое обращение в ООН.

Алесь Беляцкий

– Что-то изменилось со времени вашего воззвания?

Зафиксировано 450 жалоб, но процесс сбора информации продолжается

 Эти сведения быстро пополняются. Тогда мы говорили о том, что зафиксировано 450 жалоб граждан, которые обратились к нам с информацией о пытках и избиениях. Они заполнили анкеты, обрисовали, что с ними произошло, часть из них мы опросили, но процесс сбора информации (сведения независимо от формы их представления) длится и сейчас. Количество людей, которые уже опрошены, уже зафиксировано, зафиксировано то, что с ними происходило, это приблизительно тысяча человек, но это еще далеко не все. Сейчас наша организация продолжает собирать эту информацию, мы с иными белорусскими правозащитными организациями (группа людей, деятельность которых сознательно координируется для достижения общих целей) планируем в ближайшее время подготовить широкий доклад, где опишем и представим факты о том, что происходило в Беларуси.

 Есть ли надежда, что эти злодеяния будут расследованы в самой Беларуси?

Система правосудия в Беларуси не работает, власть употребляет инструменты расследования в своих целях

 Система правосудия в Беларуси на данный момент не работает. В Следственный комитет было подано несколько сотен заявлений людей, которых пытали, над которыми глумились, но Следственный комитет до сих пор не возбудил уголовные дела, и тут мы ясно видим политический заказ. Возбуждаются дела по массовым волнениям, по каким-то другим уголовным делам, направленным против мирных демонстрантов, 10-ки человек находятся по этим делам в тюрьме, практически каждый денек продолжаются аресты. Вчера два человека были арестованы, им тоже предъявили какие-то обвинения. Мы лицезреем, что власти используют эти инструменты расследования в своих целях, и они не направлены на восстановление правды, и люди воспринимают это крайне негативно. Так же, как и мы. Но мы считаем, что в этой ситуации более-менее отлично могут сработать международные механизмы. Учитывая, что Беларусь не является членом Совета Евро союза, наши граждане не могут обращаться в Международный суд по правам человека в Страсбурге, у нас остаются механизмы структур ООН – Комитет против пыток, Совет по правам (понятие юриспруденции, один из видов регуляторов общественных отношений; система общеобязательных, формально-определённых, принимаемых в установленном порядке гарантированных государством правил поведения, которые регулируют общественные отношения) человека. В ООН есть особый докладчик по Беларуси, который освещает там положение с правами и свободами людей. Поэтому мы работаем по этим механизмам, но прекрасно понимаем, что власти Беларуси не должны исполнять их решения. Тем не менее очень важно дать оценки тому, что происходит в Беларуси на данный момент. Мы также работаем с ОБСЕ. Мы надеемся, что по событиям в Беларуси будет запущен «столичный механизм»  это специальный механизм ОБСЕ, который запускается в исключительных случаях правонарушения прав человека. К примеру, он использовался в Андижане, когда там были массовые расстрелы, или в Беларуси в 2010 году, когда происходили массовые задержания. Также нам известно, что в близкое время в Европейском парламенте будет образован Комитет по расследованию правонарушений прав человека. Его создание инициировали несколько депутатов. Мы тоже планируем работать с ними. Одним словом, мы станем работать со всеми возможными международными структурами, которые заинтересованы в установлении беспристрастной истины о том, что происходит в Беларуси.

 Вы работаете над сбором информации, мы встречаетесь с людьми, которые подверглись серьезнейшим, жесточайшим пыткам (причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях) в те дни: избиения, изнасилования, весьма страшные дела. Как ведется работа с этими людьми, насколько тяжело убедить их в том, что все нужно документально зафиксировать? Трудно ли собирать доказательную базу всех этих злодеяний?

Не все люди готовы рассказывать о том, что с ними произошло

 Понятно, что мы не сможем собрать все. Хотя бы просто потому, что не все люди готовы рассказывать о том, что с ними произошло. Часть просто боится, не желает давать информацию, часть все еще находится в шоке. Продолжается это шоковое состояние после нескольких дней беспрерывных истязаний, издевательств. Но многие согласны давать такую информацию. Есть аспекты: не все готовы делать это сейчас открыто, некоторые люди выступают анонимно, но оставляют собственные данные на будущее, когда все-таки будет возможность расследовать это дело (работа, занятие, действие не для развлечения; предпринимательство, коммерческое предприятие, бизнес; вопрос, требующий разрешения) в более тихой обстановке в самой Беларуси. Конечно, есть определенные сложности. Но мы работаем совместно с психологами и фиксируем данные в разных вариантах: кто-то заполняет электро форму, кто-то дает видеоинтервью, кто-то согласен только на аудиоинтервью – когда люди не желают, чтобы снималось видео. Мы практикуем гибкие формы сбора инфо. Процесс этот идет, и на самом деле через пытки прошли тыс людей, а мы собрали еще меньше тысячи свидетельств. Большой пласт людей пока не окутан, и я думаю, что мы еще продолжим эту работу, по крайней мере, в ближайшие несколько месяцев.

 Вы только лишь документируете пытки или пытаетесь найти их конкретных исполнителей? Возможно ли это сделать в принципе?

Необходимы нормальные следственные действия, а не деятельность общественных комиссий

 Мы записываем всю информацию, которую нам дают люди. Уже понятно, что в большинстве случаев пытали служащие ОМОНа, но иногда это были представители других силовых структур. Если кто-то что-то помнит, он это ведает, и конечно же, мы это фиксируем. Но ОМОН был в балаклавах, и отличить одного от другого фактически невозможно. Я думаю, что в принципе установить, как все это было, кто что делал, вполне допустимо. Но для этого нужны нормальные следственные действия, а не деятельность общественной комиссии. Мы собираем косвенные подтверждения, общие данные, но что касается самих исполнителей преступлений, их должно установить обычное следствие.

СМОТРИ ТАКЖЕ

Свидетельства задержанных в Беларуси (официальное название — Республика Беларусь (белор). Доказательства пыток и избиений

 Судя по данным, которые у вас есть, что вы сможете сказать: полицейское насилие – это их собственная инициатива или они выполняли команду начальства?

Они вели себя как собаки, которые сорвались с цепи. Только лишь их натравили на мирных людей

 Все это было организовано, мы это видим по волнам насилия в различных городах. Некоторые из них сами говорили, это у нас тоже зафиксировано, что им фактически разрешили делать с задержанными и арестованными все, что угодно. Беря во внимание, что ОМОН – это специальная структура, которая готовится для нейтрализации банд, бандформирований или каких-либо опасных групп, их подготовка полностью рассчитана на такое силовое задержание. Они вели себя как собаки, которые сорвались с цепи. Только лишь их натравили на мирных людей, и получился эффект, которого, я думаю, не ждали даже их командиры. С другой стороны, ясно, что у них был приказ максимально безжалостно подавить мирные демонстрации, напугать людей (общественное существо, обладающее разумом и сознанием, а также субъект общественно-исторической деятельности и культуры), что они и делали. В больших количествах использовались такие спецсредства, как светошумовые гранаты, которые просто напросто бросали в людей. Это было везде, не только в Минске. Так что тут мы видим планомерное, спланированное правонарушение. Очень много вопросов к их командирам, даже больше, чем к самим исполнителям.

 Если возвратиться к сбору информации о том, что происходило и происходит сейчас в Беларуси, почему для вас принципиально этим заниматься?

Информацию нужно собирать по свежим следам, она токсична для властей

 Надо сказать, что эту информацию собираем не только мы, но и другие правозащитные организации. И в принципе, это нормально, просто потому что сейчас ее нужно собирать по свежим следам, когда люди еще помнят очень много деталей и фактов. Это первый аргумент. А второй аргумент: ясно, что эта информация токсична для властей, и верно, если это делает несколько организаций. Мы планируем как можно быстрее приготовить доклад для международных организаций, потому что сейчас у нас уже хватает фактов, живой инфо, для того чтобы сделать обобщение и представить общую картину. Мы станем и дальше продолжать делать это с надеждой, что когда-нибудь произойдет справедливое разбирательство и люди, которые сделали преступления, будут наказаны.

 

Понравилась статья, совет - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан