Главная / Общество / Нетаньяху метит в диктаторы. Гражданская война его не страшит

Нетаньяху метит в диктаторы. Гражданская война его не страшит

На фото: акция протеста против судебной реформы в Тель-Авиве

Кнессет (израильский парламент) принял закон, ограничивающий полномочия Верховного суда. Это вызвало ярость у части граждан, которые вышли на улицы, чтобы принять участие в протестах. Они рассматривают происходящее, как государственный переворот и попытку премьер-министра Биньямина Нетаньяху создать диктатуру.

Закон принят 64 голосами, причем оставшиеся 56 депутатов Кнессета не приняли участие в голосовании и покинули здание парламента. Новый закон ограничивает «Принцип крайней неприемлемости» или, как его еще называют «Принцип разумности». Странное название, но суть в том, что данное правило позволяло судебной власти вмешиваться в решения правительства и парламента. Теперь эти возможности судебной власти подорваны. Многие считают, что это — лишь первая часть задуманной правительством судебной реформы. В дальнейшем будет принят новый закон, отменяющий право Верховного суда накладывать вето на решения парламента.

В Израиле правительство формируется победившей на выборах парламентской коалицией, и ее руководитель занимает главную должность в стране — премьер-министра. Поэтому данное решение принято, фактически, и правительством, и парламентским большинством, выступающими совместно.

Судебная реформа расколола страну пополам. Одни поддерживают правительство Нетаньяху и коалицию, которая пришла к власти на честных выборах, получив незначительное большинство. Вторые выражают возмущение. Медики устроили забастовку, свыше ста крупных компаний и представители хайтека — ключевой отрасли экономики страны, сообщили о своем несогласии с решениями правящей коалиции. Сотни тысяч граждан вышли на улицы. Полиция разгоняла собравшихся водометами, пытаясь заставить их отойти от здания парламента.

Но почему вопрос о судебной реформе вызывает такое бурное обсуждение и причем тут переворот?

Нетаньяху и члены его коалиции говорят, что они выиграли выборы и стремятся ограничить возможности судебной власти вмешиваться в процесс принятия законодательных и политических решений. Правда в том, что устройство Верховного суда в Израиле крайне недемократично. Его члены выбираются в ходе странной процедуры, в которой участвуют высшие судьи, несколько министров и члены коллегии адвокатов, а затем назначенные судьи заседают в Верховном суде до 70-летнего возраста. Таким образом, высшая судебная власть не избирается обществом. Совершенно непонятно, почему эти люди должны иметь право накладывать вето на решения избранного всей страной парламента? Так говорят сторонники правящей коалиции. Звучит разумно, но у медали есть и другая сторона.

Проблема не столько в самой судебной реформе, сколько в том, кто ее проводит и зачем. Приблизительно половина израильтян рассматривают ее как попытку Биньямина Нетаньяху — человека, который находится под судом и на грани осуждения за мошенничество и злоупотребления властью, — установить режим, разрушающий полномочия судебной власти.

Цель премьера довольно очевидна. Он хочет спасти себя от тюрьмы. И может сделать это, только устранив с пути суд и изменив политическую систему. Для этого ему нужно сначала ограничить полномочия судебной власти, а затем большинство примет в Кнессете закон, освобождающий его от уголовной ответственности. После судебной реформы Верховный суд не сможет наложить вето на такое решение.

Но для Биби (как называют в Израиле Нетаньяху) желательно не упускать из рук власть до тех пор, пока он жив, потому что, если к власти придут другие люди, они могут отыграть назад, чтобы его посадить. У премьер-министра много врагов в Израиле, не только в Верховном суде.

Одни считают его уголовником, мошенником, с которым не стоит и разговаривать, другие ненавидят за то, что он много раз давал им и их партиям различные обещания, а затем обманывал. Желание премьер-министра сохранять власть пожизненно автоматически толкает его к установлению диктатуры.

Ситуация усугубляется тем, что Нетаньяху и его Ликуд пришли к власти и получили большинство в 64 голоса в 120-местном Кнессете в коалиции с группой других партий. Речь идет об ультрарелигиозных партиях, которые хотели бы превратить Израиль в подобие иудейского Ирана, в религиозное государство, и ультранационалистах, мечтающих об аннексии оккупированных Израилем палестинских территорий, об ограничениях прав арабов, проживающих в этих регионах и т. д. Причем ультранационалисты также являются ультрарелигиозными, только принадлежат к другим сектам, к так называемым «религиозным сионистам».

Вся эта среда, которая состоит из крайних религиозных консерваторов и националистов (тоже религиозных и консервативных), стала очень активной и влиятельной. Без них Нетаньяху не сможет получить большинство в парламенте и утратит сначала власть, а затем — свободу.

Теперь он зависит от них и вынужден считаться с их мнением. В такой ситуации Израиль, теоретически, может превратиться не просто в диктатуру, а в нечто, напоминающее религиозные монархии в древней Иудее.

Одним из шагов в указанном направлении стало решение о создании Национальной гвардии, новой силовой структуры, подчинённой министру нацбезопасности.

Итамар Бен Гвир, который занимает эту должность, является религиозным и националистическим радикалом. Он требует, чтобы состав нового подразделения строго подчинялся лично ему. Если решение будет проведено в жизнь (пока на его пути встали различные бюрократические проблемы), то, скорее всего, состав нового ведомства будет отбираться лично Бен Гвиром и его людьми из числа силовиков, которые придерживаются тех же политических взглядов.

Однако, значительная часть израильской политической, бюрократической, военной и экономической элиты не заинтересована в подобном развитии событий. И хочет сохранить имеющуюся систему — каждый по своим причинам.

Некоторые полагают, что в случае успеха, Нетаньяху сильно ограничит их власть и уменьшит значение тех позиций, которые они занимают, или вообще избавится от них, наполнив государственную машину своими людьми. Оппозиционные партии боятся установления диктатуры.

Крупный бизнес, или, по меньшей мере, значительная его часть, не хочет хаоса и развала судебной власти — деньги любят тишину. Светская часть населения боится роста влияния религиозных радикалов. Особенно велика мощь бизнес-элиты, часть которой тесно связана с американской экономикой и не симпатизирует деятельности Нетаньяху. Следует иметь в виду, что администрация Байдена критически относится к судебной реформе. С учетом того, что США — главный союзник Израиля, к этому стоит отнестись серьезно.

Но силы примерно равны. Половина населения Израиля, включая наиболее религиозных и националистически настроенных граждан, часть силовиков, поддерживают Нетаньяху и его правительство. Несколько раз они устраивали массовые демонстрации в его защиту.

Раскол затронул и силовые структуры. Тысячи резервистов Армии обороны Израиля (АОИ) пригрозили уйти со службы, среди них сотни военных летчиков. Сочувствие к протестующим высказал действующий шеф Моссада Давид Барнеа. Он заявил, что последнее решение правящей коалиции «еще не перешло ту грань, за которой агентство окажется перед юридической дилеммой, но если такой момент наступит, то Моссад всегда останется верен в первую очередь верховенству закона». Его высказывание имеет огромное значение и нуждается в пояснении.

Верховный суд может наложить вето на решение израильского парламента, правящей коалиции. Это будет означать, что кризис перешел в новую фазу. В таком случае каждый израильтянин, включая чиновников, военных, разведчиков и полицейских, должен будет решить, кому он станет подняться — правительству и парламенту или Верховному суду. Поэтому следует прислушаться к словам Эхуда Ольмерта, бывшего премьер-министра Израиля. В интервью британскому каналу Channel 4 News он заявил, что Израиль вступает в гражданскую войну: «Такого еще не было, и сейчас мы вступаем в гражданскую войну».

Впрочем, до Гражданской войны пока далеко. Верховный суд еще не наложил вето на решение правительства и парламента. Кроме того, Израиль — государство, которое находится в состоянии вооруженного конфликта с рядом других стран региона с момента своего создания. Это выработало у населения определенный рефлекс — в случае усиления внешней опасности оно довольно быстро сплачивается, и вчерашние оппоненты становятся в ряды вооруженных сил. Любой внешний кризис, если Нетаньяху его спровоцирует, тем более — если таковой будет вызван посторонними факторами, сможет утихомирить враждующие стороны.

Тем не менее, ситуация остается напряженной. Биби закусил удила. Премьер-министру Израиля 73 года, ему грозит серьезный срок, так что свои последние дни он может провести, глядя на небо сквозь решетки элитной тюрьмы «Массияху». Ему этого очень не хочется. Несколько дней назад Нетаньяху установили кардиостимулятор после потенциально смертельной остановки сердца. Он будет делать все, чтобы защитить свои личные интересы, и его мало интересует что-либо еще.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан

x

Популярные новости

Украина стала оптовой базой для «черных трансплантологов»

Дебоши, связанные с незаконным изъятием органов из тел умерших людей, вспыхивали на Украине еще в 2014-м, ...