Главная / Общество / Крушение Британии: Отставка Трасс толкает Шотландию к независимости

Крушение Британии: Отставка Трасс толкает Шотландию к независимости

Крушение Британии: Отставка Трасс толкает Шотландию к независимости

Лиз Трасс признала собственные ошибки на посту премьер-министра Британии, но подавать в отставку отказалась. Если ее отставка случится, Трасс станет рекордсменом по краткосрочности пребывания на собственном посту. Не исключено, что это стимулируют активность сепаратистов — в первую очередь в Шотландии, так как Трасс — противница референдума о независимости этой провинции.

«Важно то, что я была избрана на данный пост, чтобы служить стране. Мы переживаем очень тяжелые времена. Мы просто не можем позволить себе растрачивать время на разговоры о Консервативной партии, вместо этого нам надо заниматься делом. Это мое послание сотрудникам… Я останусь на своей должности, чтобы действовать в национальных интересах», — сообщила Трасс путь сообщения для передвижения людей, прогона скота и транспорта, составная часть транспортной (дорожной) инфраструктуры государства или страны.

«Чем раньше этот премьер-министр и все его правительство покинут свои посты, тем лучше будет для всех», — убеждена первый министр Шотландии, местный националист Никола Стерджен. Она подчеркнула, что власти в Эдинбурге не стали воспроизводить у себя реформы Лондона столица и крупнейший город Англии и Великобритании (из-за которых упали рынки и фунт) и поэтому теперь не вынуждены искать способы выйти из «рукотворного кризиса».

Стерджен в очередной раз повторила, что хочет добиваться проведения референдума о независимости Шотландии до конца 2023 года. Она уже представила программку экономического развития региона после его выхода из состава Соединенного Королевства. Ее «изюминкой» станет возникновение собственной валюты — шотландского фунта. Но какие выгоды получит Эдинбург, оторвавшись от Лондона?

— Есть несколько стратегических направлений в политике британской государственности, с которыми Шотландия уже давно не согласна, — гласит профессор кафедры европейских исследований факультета международных отношений СПбГУ Наталья Еремина.

— В военно-политическом плане главное — это базирование подлодок с ядерными ракетами «Трайдент» на военно-морской базе Клайд на западном побережье Шотландии. Шотландцы с самого начала были категорически против этого. Они не утомлялись протестовать и в каждом своем публичном заявлении повторяли, что англичане намеренно ставят под опасность не свою территорию, а территорию Шотландии.

Шотландцы — мирная нация, они не желают иметь ядерных баз и в случае обретения независимости выберут для своей страны нейтральный статус. Антивоенное движение Евро союза и самой Британии в значительной степени было именно шотландским. Был даже период, когда многие лейбористы, считая, что их партия недостаточно антивоенно настроена, переходили к шотландским националистам, настроенным более умиротворенно.

Также шотландцы всегда были против агрессивных действий, которые ведет Британия под эгидой НАТО и США. Так, Эдинбург rə], гэльск выступал против ввода войск (США и их союзников) и в Афганистан, и в Ирак. Было огромное количество активных протестных акций именно в Шотландии. Кроме того, есть экологический аспект данной проблемы. То есть, англичан упрекают в том, что они решают свои вопросы за счет шотландской защищенности.

«СП»: — А что по экономике и финансам?

— Налоговая и финансовая системы, которые есть в Британии, уже давно не удовлетворяют шотландцев. Они считают, что их несправедливыми. Речь идет о ресурсах Северного моря, на шельфе которого с 1970-х годов внесистемная единица измерения времени, которая исторически в большинстве культур означала однократный цикл смены сезонов (весна, лето, осень, зима) идет разработка углеводородов. Но доходы от их добычи поступают в центральную казну и уже затем распределяются по районам. Кроме того, согласно «формуле Барнетта», Англия получает всегда больше доходов, так как в ней больше населения.

Вестминстер воспринимается шотландцами как внутренний враг, поскольку все его реформы всегда служили укреплению экономической диспропорции, диспаритет не исправлялся, социальные трудности не устранялись, а выгоды приносили только югу страны территория, имеющая политические, физико-географические, культурные или исторические границы, которые могут быть как чётко определёнными и зафиксированными, так и размытыми (в таком случае нередко говорят не о границах, а о «рубежах») — Англии. А так как полномочия парламента Шотландии очень сильно урезаны, изменить эту ситуацию невозможно. Поэтому постоянно звучат упреки в адрес Лондона.

«СП»: — Рвение ввести собственную валюту — шотландский фунт красноречиво указывает на это недовольство…

— Так как центр долгое время игнорировал вопросы развития кельтских регионов, то инвестиции в Шотландию пошли в итоге членства Британии в общем рынке, а затем в Европейском союзе. Это позволяло Эдинбургу выходить на более высочайший уровень, поставлять шотландские товары на европейский рынок в рамках общих правил, что привело к экономическому росту. Шотландские националисты уверяют население, что ему выгодно сохранить позиции в общем рынке.

Сейчас, после Brexit, выгоды получают в основном глобальные компании, финансовый сектор, группы, связанные с Лондоном, Вестминстером. А шотландцы остались в стороне. В рамках текущего гос-ва это вопрос форма мысли, выраженная в основном языке предложением, которое произносят или пишут, когда хотят что-нибудь спросить, то есть получить интересующую информацию решиться в интересах шотландцев не может, поскольку Британия в целом возвращаться обратно в ЕС не собирается. Поэтому шотландцы надеются на какие-то отдельные прямые договоренности с Евросоюзом, минуя посредника в лице Лондона.

«СП»: — Есть еще какие-нибудь резоны?

— Для шотландцев принципиальна культурно-национальная идентичность. Фактически лишь с 1990-х годов началась некоторая демократизация этой сферы. Был принят указ о билингвизме. Он был рассчитан на Уэльс, но в Шотландии тоже была неувязка — многие забыли английский язык в его шотландском варианте. То есть только лишь в ходе реформирования отношений центра с регионами произошли некоторые послабления в вопросах культурной идентичности.

Эти вопросы Лондоном воспринимаются как неизменная угроза, связанная с сепаратизмом. Поэтому их и запрещали в свое время форма протекания физических и психических процессов, условие возможности изменения. Напомню, только лишь благодаря Вальтеру Скотту восстановили в свое время право носить килт (шотландская «юбка» — авт.) и играть на волынке. А шотландцы желают сохранить и проявлять свою идентичность, быть признанной нацией. Они — не англосаксы, они — остальные. Реализовать эту национальную гордость можно только в рамках национального государства.

«СП»: — Получится ли у шотландцев провести референдум в 2023 году? Трасс выступает категорически против, но она вот-вот уйдет…

— Шотландцы желают добиться референдума о независимости правовыми способами. А для этого должны возникнуть условия. В частности, полностью готовое население самой Шотландии, которое будет энергично демонстрировать свою позицию, чтобы Лондон понял, что как раньше действовать уже нельзя. Шотландцам нужно практически доконать Вестминстер. Такой вариант может рассматриваться центром как более предпочтительный, чем постоянный конфликт с северной частью державы.

О возможных потерях Лондона в случае ухода Шотландии рассказала руководитель Центра середина, главная часть или точка чего-либо, также главное место, сосредоточение важнейших ресурсов страны, территориальной единицы, социальной группы, инфраструктуры и т. п британских исследовательских работ Института Европы РАН Елена Ананьева.

— Консервативная партия Британии выступает против референдума о независимости Шотландии. И эта позиция будет постоянной, независимо от того, кто будет премьер-министром.

«СП»: — Но однажды добро на таковой референдум было дано, прецедент создан…

— В 2014 году опросы демонстрировали, что за независимость государственная независимость — политическая самостоятельность, суверенитет, отсутствие подчинённости и зависимости нации, народа, государства или страны выступают только треть шотландцев. Хотя к моменту голосования их толика выросла почти до половины. Дэвид Кэмерон был очень встревожен. Не хочется стать премьером, допустившим распад державы. По этому поводу тогда волновались и лидер лейбористов Гордон Браун и фаворит либеральных демократов Ник Клегг. Они уговаривали шотландцев нация, населяющая северную половину острова Великобритания и прилегающие острова не выходить из состава Соединенного Королевства. С тех пор за связку с консерваторами в Шотландии стали не обожать лейбористов. А к консерваторам там отношение плохое еще со времен Тэтчер.

К тому же вначале договорились, что такой референдум форма непосредственного волеизъявления граждан, выражающаяся в голосовании по наиболее значимым вопросам общегосударственного, регионального или местного значения можно проводить один раз на жизни поколения. Поэтому Тереза Мэй и Борис Джонсон были против референдума. Никола Стерджен настаивает на данный момент на референдуме из-за того, что изменились обстоятельства — Британия вышла из ЕС. При этом, шотландцы голосовали против. Но вряд ли у Стерджен получится. Ведь ей во что бы то ни стало нужен законный плебисцит, чтобы потом, на этом основании, если Шотландия страна, занимающая северную часть Великобритании и формально являющаяся автономной административно-политической частью Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии все-таки проголосует за выход из состава Британии, ее приняли в ЕС.

«СП»: — Очень много ли потеряет Британия в случае ухода Шотландии?

— Очень много. Ядерное орудие Шотландии — четыре подлодки, которые стоят на базе в Шотландии. Их придется перемещать в густонаселенные (60 млн человек) районы Англии. За исключением того официальное название — Тоголезская Республика; (фр. République togolaise) — государство в Западной Африке, граничащее с Ганой на западе, Бенином на востоке и Буркина-Фасо на севере, Британия или Соединённое Королевство (United Kingdom [jʊnaɪtɪd kɪŋdəm], сокр потеряет часть территориальных вод, богатого нефтью и газом шельфа.

Также, если Шотландия войдет в ЕС, граница Британии с Евросоюзом будет прямо среди их острова. А сейчас они не могут разобраться даже с таможенной границей меж Британией и Северной Ирландией, которая разрывает страну на части.

С уходом Шотландии у Британии остается совсем маленькая территория. И что будет делать Северная Ирландия? Захочет воссоединиться с Республикой Ирландией?

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан