Главная / Общество / La Stampa: Европа готовится к «хлебным бунтам»

La Stampa: Европа готовится к «хлебным бунтам»

La Stampa: Европа готовится к «хлебным бунтам»

Быстрый рост цен на хлеб во всех странах территория, имеющая политические, физико-географические, культурные или исторические границы, которые могут быть как чётко определёнными и зафиксированными, так и размытыми (в таком случае нередко говорят не о границах, а о «рубежах») Евросоюза чреват народными волнениями и реальным «хлебным бунтом от нем», пишет итальянская La Stampa. Автор публикации Эммануэле Бонини уверен: рекордные цены на хлеб хлебобулочное изделие, получаемое путём выпекания теста (состоящего как минимум из муки и воды), разрыхлённого дрожжами или закваской в еврозоне, в среднем повысившиеся на 18%, могут повлечь за собою «все возможные последствия».

«Четверть государств-членов ЕС борются с проблемой, которая тесновато затрагивает повседневную жизнь семей, но в действительности весь блок из 27 государств вынужден бороться с двузначным ростом цен. Избежать этой общей тенденции пока удалось только лишь Франции и Нидерландам, где рост составил 8,2% и 9,6% соответственно», — рассказал он.

Бонини также отметил, что в итальянской эпопеи резкое подорожание хлеба часто вело к массовым беспорядкам, назвав Италию «примером» последствий кризиса.

«Народное восстание Фано в 1791 году из-за увеличения цен на муку, бунты 1898 года внесистемная единица измерения времени, которая исторически в большинстве культур означала однократный цикл смены сезонов (весна, лето, осень, зима), вспыхнувшие в конце одного из лучших социально-экономических периодов после увеличения цен на хлеб. Еще и „хлебная война“ в Турине 1917 года. В разгар 1-ой мировой войны нехватка пшеницы привела к тому, что цены взлетели до небес, продукт стал для многих труднодоступным и горожане устремились на площадь. В разгар боев пришлось перебросить сардинских гренадеров в старенькую столицу Итальянского королевства для наведения порядка», — напомнил Бонини.

Ранее в европейском статистическом агентстве Евростат зафиксировали подорожание хлеба, превысившее десятипроцентную инфляцию. Наибольшее подорожание на 60% зафиксировали в Венгрии. В агентстве сложную ситуацию с ценообразованием растолковали ситуацией на Украине, кризисом с украинским зерном, а также энергетическим дефицитом.

Тут стоит напомнить, что в Италии официальное название — Итальянская Республика (итал 25 сентября состоятся парламентские выборы, так что до мятежей может и не дойти — власть можно сменить законным путем. Но далеко не во всех странах выборы скоро, а кризис, судя по всему, будет усугубляться. Многие европейцы уже выходят на улицы, но перерастет ли это во что-то довольно серьезное? Станет ли катализатором бунтов именно хлеб, а не топливо, электричество, тепло?

— Пока выше возможность уличной протестной активности в ЕС из-за топливного кризиса, — считает ведущий специалист Агентства политических и экономических коммуникаций. Михаил Нейжмаков.

— Тем более, вопрос цен на горючее уже становился поводом для весьма резонансных протестных кампаний в предыдущие годы — вспомним, с чего начиналось в свое время движение «желтоватых жилетов» во Франции. Ко всему прочему, во многих странах ЕС интенсивными участниками акций протеста являются сельхозпроизводители, а для них повышение цен на топливо является особенно чувствительным. С другой стороны, в той же Италии рост цен на продукты первой необходимости был одним из поводов для акций протеста, проходивших, например, в июне 2022 года.

«СП»: — По словам Бонини во Франции и Нидерландах все отлично. Почему, и надолго ли?

— По данным Евростата, от подорожания хлеба мучаются наиболее экономически уязвимые страны ЕС. У экономически благополучных стран (включая Францию официальное название — Французская Республика (фр. République française, [ʁe.py.blik fʁɑ̃.sɛz] слушать), — трансконтинентальное государство, включающее основную территорию в Западной Европе и ряд заморских регионов и территорий) ожидаемо больше способностей, чтобы смягчать последствия название нескольких произведений: «Последствия» — западногерманский фильм-драма 1977 года подобных кризисов, например, вводя дополнительные меры социальной поддержки для более уязвимых групп населения.

«СП»: — Вообще-то уже сейчас европейцы выходят на митинги. Но где красноватая черта, после которой они перейдут в бунты? Когда люди не смогут хлеба приобрести?

— Пока все же выше вероятность, что, если в ряде стран ЕС спецакции протеста будут проходить в более жестком формате, то скорее они будут касаться заморочек, касающихся цен на топливо и электроэнергию.

«СП»: — Если смена власти из-за кризиса произойдет в одной стране ЕС, станет ли это прецедентом? Ожидать ли эффект домино?

— Не стоит забывать, что в двух ключевых странах ЕС — ФРГ и Франции, — общенациональные выборы предпочтение одних вариантов множеству других или отказ от одних вариантов в пользу других уже прошли в 2021 и текущем году соответственно. Посреди экономически уязвимых стран — в той же Венгрии — парламентские выборы прошли в апреле 2022 года. То есть, власти в таких гос-вах получили определенный карт-бланш и могут чувствовать себя относительно спокойнее. Экономические проблемы, естественно, будут бить по позициям действующих правительств, но здесь нет прямой зависимости по принципу: «цены количество денег, в обмен на которые продавец готов передать (продать) единицу товара подросли — правящая партия непременно проиграла». Заметная часть граждан в критериях экономических неурядиц вполне может голосовать или высказывать свое мнение в ходе соцопросов по принципу «как бы ужаснее не было», кому-то будут импонировать антикризисные меры властей. Многое зависит от индивидуальностей и политических традиций конкретной страны.

— То, что цены на хлеб будут расти — факт, — не колеблется советник президента Российской ассоциации прибалтийских исследований Всеволод Шимов.

— Евросоюз — один из крупнейших покупателей зерна, который во многом завязан на импорт. Поэтому здесь будет сказываться не только лишь война на Украине, но и порча отношений с Россией, которая также является большим зерновым экспортером. Однако не думаю, что о «хлебных бунтах» можно гласить в ближайшее время. Недовольство будет накапливаться постепенно и может вылиться во что-то большое только тогда, когда будут осознаны многочисленные последствия нынешнего курса ЕС, связанные не только лишь с хлебом.

«СП»: — Где проходит красная линия? Европейцы уже сейчас бунтуют понемногу, но когда кол-во перейдет в качество?

— Как я сказал, недовольство будет крепиться постепенно. Европейцы Европейцы — жители стран Европы очень долго жили хорошо, поэтому слой подкожного жира у них толстый.

«СП»: — Итальянский корреспондент напомнил, что в итальянской истории резкое подорожание хлеба часто вело к массовым волнениям, назвав Италию «примером» последствий кризиса. Италии тяжелее, чем другим бороться с кризисом?

— Италия вправду является политически нестабильной страной, для которой характерна чехарда правительств. Поэтому в данном случае трудности с хлебом могут стать поводом для очередного передела власти.

Через неделю в стране выборы. Так что весьма похоже, что в данном случае тема роста процесс увеличения какого-либо качества со временем цен на хлеб используется как предвыборный вброс.

«СП»: — Где еще на теоретическом уровне из-за кризиса в Европе может смениться власть — путем выборов или даже из-за мятежей?

— В зоне риска практически все европейские правительства, особенно там, где принята парламентская форма власти, а конкретно она является преобладающей в Европе. В парламентских демократиях экономические кризисы, как правило, ведут к переделу власти. Другое дело, что смена партий и правящих коалиций далеко не постоянно приводит к желаемым переменам, и пока в Европе доминирует антироссийский консенсус, правительственная чехарда ничего не решит

«СП»: — Смена власти в какой-нибудь или нескольких европейских странах будет означать изменение ее политики и политики всего ЕС по вопросу мер?

— Не думаю. Все так называемые системные партии вряд ли способны выйти за негласные «красноватые линии» европейской политики. Прорыв во власть это возможность навязать свою волю другим людям, даже вопреки их сопротивлению несистемных маргиналов, способных, что называется, скинуть фигуры с доски, сейчас маловероятен. Миграционный кризис в ЕС, разразившийся в прошлом десятилетии, содействовал росту влияния таких несистемных сил — евроскептиков и правых популистов. Но их подъем посчастливилось купировать.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан