Не пропусти
Главная / Экономика / Сильнее всего наказать Россию может только она сама

Сильнее всего наказать Россию может только она сама

Сильнее всего наказать Россию может только она сама0

Заявления с опасностями отказа от доллара и запрете зарубежных платежных систем делают в Москве, а не на Западе, отмечает экономист Игорь Николаев.

В начале недели прогремел сходу целый залп изоляционистских заявлений российских официальных лиц. Так, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров в интервью китайским СМИ вновь поднял тему понижения санкционных рисков «путем укрепления своей технологической самостоятельности, перехода к расчетам в национальных валютах и в глобальных валютах, альтернативных доллару», а также упомянул про уход от «контролируемых Западом международных платежных систем».

В тот же день пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, отвечая на вопрос, как в Кремле оценивают опасность отключения России от системы международных платежей SWIFT, заявил, что «ситуация обязывает нас быть начеку».

Очевидно готовится к противостоянию с Западом и российский Минфин. По данным «Известий», в пояснительной записке к поправкам в Бюджетный кодекс ведомство предостерегает «о резко возросших рисках ареста и блокировки российских активов в США и Западной Европе».

Наконец, Минпромторг РФ выпустил заявление с рекламой политики импортозамещения. «Деньги, которыми оплачивали импорт, будут оставаться внутри страны и пойдут на зарплаты сотрудников и развитие новых технологий и производств», — говорится в его документе.

Все это многих уже наводит на мысль, что власти РФ готовят ее экономику к возможно самой масштабной изоляции со времен крушения Советского Союза. О том, к чему могут привести подобные квоты, обозреватель «Росбалта» говорил с главой Института стратегического анализа Игорем Николаевым.

— Возможно ли вообще такое, что Российская Федерация, существующая в нынешней рыночной экономике, действительно прекратит использовать доллары и евро и перейдет на юани наименование многих денежных единиц, использовавшихся на территории Китая, включая современную валюту Китайской Народной Республики — китайский юань (жэньминьби), тенге и так дальше?

— Ну, если мы сведем все наши экономические отношения к торговле с Китаем, то, да, можно перейти и на юани. Но есть фактически еще и другой мир, например, Европа, США. Так что юанями здесь никак не обойтись. США и много других стран территория, имеющая политические, физико-географические, культурные или исторические границы, которые могут быть как чётко определёнными и зафиксированными, так и размытыми (в таком случае нередко говорят не о границах, а о «рубежах») — это доллар название валют множества стран мира, включающих Австралию, Белиз, Канаду, Новую Зеландию, Намибию, Сингапур, Синт-Эстатиус, Сабу, Восточный Тимор, Пуэрто-Рико, Панаму, Палау, Бруней, Бонэйр, Британские Виргинские острова, Багамские Острова, Бермудские Острова, Маршалловы Острова, Соломоновы Острова, Соединённые Штаты Америки, Сальвадор, Эквадор, Тайвань, Гонконг, Зимбабве, Фиджи, Федеративные Штаты Микронезии, Теркс и Кайкос, Ямайку и ряд других стран, Евро союз — это евро. Если мы готовы сузить наш торговый оборот раза в три-четыре, тогда это возможно. Однако фактически, на мой взгляд, невероятно.

Что касается платежных инструментов, то, как известно, мы с 2015 года развиваем систему «Мир». Но, по сравнению с международными платежными системами Visa и MasterCard, она как была, так и остается весьма маленькой. Внутри страны, да еще в нескольких других государствах, прежде всего на пространстве СНГ, или по некоторым операциям, скажем, в той же Турции, мы картой «Мир» обойдемся. Но ни с Visa, ни с MasterCard, которыми окутаны две сотни стран, «Мир», конечно, не сравнить.

— А Россию, что, и правда хотят отключить от Visa и MasterCard?

— Да в том-то и дело, что никто нас от них отключать не собирается. Для чего той же Visa терять доходы? Так что тут риски, по-моему, надуманные. Одно дело санкции в отношении российского госдолга — да, схожий риск действительно есть, другое — Visa и MasterCard. Никто подобных мер пока не озвучивал, нам это не грозит. Никакие международные системы нас отключать не будут, если мы только лишь сами от них не отключимся.

— А возможно ли вообще такое? Можем ли мы окончательно превратиться в Северную Корею?

— Знаете, на сто процентов исключать уже ничего нельзя. На данный момент с уверенностью можно сказать, что мы на пути туда. Дойдем или не дойдем — пока большой вопрос форма мысли, выраженная в основном языке предложением, которое произносят или пишут, когда хотят что-нибудь спросить, то есть получить интересующую информацию. Но тенденция однозначна — мы идем в этом направлении.

— А SWIFT могут нам отключить?

— Риск есть, но я считаю такую меру маловероятной. Есть же опыт ее использования. В свое время SWIFT отключили Ирану. И что? Достигнули своих целей те, кто это сделал? Оказалось, что можно и без этого работать.

— И все же, если представить, что мы отказываемся от доллара и евро официальная валюта 19 стран «еврозоны» (Австрии, Бельгии, Германии, Греции, Ирландии, Испании, Италии, Кипра, Латвии, Литвы, Люксембурга, Мальты, Нидерландов, Португалии, Словакии, Словении, Финляндии, Франции, Эстонии), перебегаем на рубли и юани, отказываемся от использования ставших уже привычных для россиян платежных систем множество элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, которое образует определённую целостность, единство Visa и MasterCard, что в этом случае произойдет?

— Ну, во 1-х, даже советская экономика так не закрывалась. Во-вторых, повторю, наша внешняя торговля тогда просто упадет. То есть, мы серьезно сами себе навредим.

— Да, трудно представить себе, что, например, европейцы вдруг начнут скупать юани и рубли, чтобы рассчитываться ими за наши нефть и газ…

— Это уж точно! (смеется).

— А как бы вы прокомментировали заявление Минпромторга о том, что сэкономленные на оплате импорта деньги пойдут на внутренне совершенствование?

— Ну, это хорошо, конечно, но чем мы будем замещать высокотехнологичный импорт? В последние годы у нас была очевидна связь — если начинается экономический рост, то он, в том числе, основывается на так именуемом «инвестиционном» импорте поездка по торговым делам) — ввоз товаров, работ, услуг, результатов интеллектуальной деятельности и тому подобное на таможенную территорию государства или страны из-за границы без обязательств на обратный вывоз — высококлассном технологическом оборудовании, которое гораздо более производительно, чем аналогичное отечественное.

Мы фактически преимущественно экспортируем сырье, а импортируем высокотехнологичное оборудование. Надо задаться вопросом: можем ли мы заменить его такового же класса российскими товарами? Если нет, то зачем нам такое импортозамещение?

 

Понравилась статья, совет - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан